23:13 

Старшая школа Basara. Часть 14

MarisMar
Сражаясь с неизбежным, мы обретаем смысл в бессмысленном
Автор: Maris-san Red_Night
Название: Старшая школа Basara
Бета: нет
Жанр: слэш, яой.
Рейтинг: PG-13
Пейринг: Саске/Касуга Такеда/Кенсин
Предупреждение: AU.


Касугу было слышно на всем первом этаже больницы. Даже немного перед больницей. По крайней мере, понимающийся по ступеням Саске мог ее слышать, но ведь и слух у него лучше, чем у большинства людей, верно? Звонкий, чуть дрожащий голосок разносился по приемной и нотки, звучащие в нем, были отлично знакомы Сарутоби. Обычно этот тон, яростный и слегка требующий, предназначался именно ему. Требовала Касуга «отстать», «провалиться», «не мешаться под ногами», а то и вовсе «умри Сарутоби!». Но в этот раз под руку прекрасной куноичи попался объект явно непрошибаемый такими уловками.
Медсестра, сидящая за стойкой регистрации, наверняка повидала в жизни кое-что посерьезней истерящих девочек-подростков, поэтому сейчас полностью игнорировала Касугу, поднимая голову от своих бумаг только затем, чтобы сказать веское «Нет!», от чего девушка заводилась заново и была уже на грани истерики. Сарутоби просто не мог допустить, чтобы кто-то, кроме него, был способен вызвать у Касуги столько чувств!
— Приветец, Касуга! – он хлопнул девушку по правому плечу, одновременно заходя слева, заставляя блондинку, обернуться вокруг своей оси, в поисках нарушителя ее личного пространства, — А ты чего в больничке делаешь? Заболела?
— Cаске? – блондинка отступила, упираясь спиной в стойку, голос ее звучал растерянно и настороженно одновременно, — Что тебе тут нужно?
Касуга уже полчаса не могла пробиться к учителю, чтобы посмотреть, как он там, чувство, что ее обманывают, говоря о том, что с ним все в порядке, терзало душу похлеще даже, чем оскорбление, нанесенное Сарутоби. Девушке казалось, что жизни Кенсина грозит опасность, что нужно во что бы то ни стало помочь ему, что… Там с ним Такеда Синген, а не она. Старый противник наверняка издевается над ее любимым учителем, не сумевшим отстоять честь своей школы. А тут притащился Саске, из-за которого все и началось…
Он не ошибся, девушка и вправду была на грани истерики, наверняка навоображав себе невесть что и, убедив саму себя в том, что обожаемый учитель загнется без нее, а ее не пускают потому, что все вокруг враги, подкупленные школой Такеды, а вовсе не потому, что она Кенсину не родственница, не жена, да и в подруги явно по возрасту не подходит. Тьфу, да если бы он, Сарутоби Саске, валялся бы на больничной койке, она бы в лучшем случае передала привет с Юкимурой. Мысль была неприятной, отдавалась в голове, скрежетом ногтей по школьной доске, ее хотелось забыть, но не получалось.
— Да вот, услышал твои вопли с другого конца города, решил наведаться, пока тебя охрана отсюда под ручки не вывела, — ухмыльнулся Саске, одновременно подмигивая медсестре. Та осталась к его заигрываниям столь же равнодушной, как до этого воплям Касуги, — Пойдем, у меня есть для тебя кое-что. И умыться тебе бы не мешало.
Что правда, то правда, умыться девушке не помешало бы. В больницу она, похоже, добиралась напрямик, по крышам и переулкам, и путь этот оставил свои следы, вроде грязи на щеке и какой-то трухи застрявшей в волосах.
Спохватившись, девушка попыталась привести себя в порядок.
— Я и без тебя справлюсь! – огрызнулась она, когда Саске взял ее под руку, выводя из помещения на лестницу. На самом деле она уже готова была разрыдаться от беспомощности, досады и беспокойства, но держалась только из гордости перед безразличным миром.
Оказавшись на воздухе, Касуга недовольно сложила руки на груди, глядя на одноклассника.
— Зачем ты пришел? Без тебя как будто проблем не было!
— Я?! – делано удивился Саске, — Ну, я просто подумал, что тебе понадобится это, — он протянул девушке ее, забытую в школе, сумку, — Это, на тот случай если тебе перехочется изображать средневекового воина, — за сумкой последовал рюкзачок с ее школьной формой, и девушка, при виде его, издала что-то похожее на писк, только сейчас, видимо, осознав, что примчалась в больницу в форме для турнира, только защиту и шлем с собой не прихватив, — А также это и вот это, — последними он были банка с кофе и маленькое бенто купленное по пути, — Ты, кстати, могла бы попросить Ояката-сама подвезти тебя в больницу, а не срываться с места, всю дорогу скача по гаражам и заборам, как обезумевшая куноичи. Но это уже не мое дело, верно?
— Моя жизнь – служенье господину, — шмыгнула носом совсем уж поникшая девушка, принимая еду и опускаясь на лавочку у крыльца. Слезы уже вот-вот готовы были посыпаться из широко распахнутых карих глаз, но Касуга держалась из последних сил, — Спасибо…
Плечи начали уже основательно подрагивать, но Касуга не сдавалась, пытаясь открыть дрожащими пальцами банку с кофе.
— Твоя жизнь – только твоя, — Саске отлично понимал, что она имеет, в виду. Он и сам считал, что на 99, 9% процентов принадлежит клану Такеда, но Касугу нужно встряхнуть, — Бери пример с Магойчи: поволновалась за наставника, разрядила пару обойм в тире и пошла домой в сопровождении Маеды! А ты примчалась сюда, по дороге вымазавшись в паутине, и глаза на мокром месте, — присев на корточки напротив девушки, он снял паутинку с одного из хвостиков и, не сдержавшись, улыбнулся. Слишком уж Касуга была милой сейчас. Беззащитной. Будто бы и вправду нуждалась в нем, — Кенсин бы не одобрил! Ты же его «прекрасный клинок», а не «зареванный клинок, с черным пятном на носу».
Забрав у девушки несчастную банку и открыв ее одним движением, он вернул девушке ее кофе, заставив ее сжать пальцы на теплой металлической поверхности.
Девушка несмело улыбнулась недавнему врагу, вытирая нос рукавом формы.
— Ты прав, наверное… — уже более уверенно произнесла Касуга, отпивая кофе, с удовольствием замечая, что это именно то, что она любит. Взгляд ее пополз вверх к окнам больницы, — Я должна к нему попасть, — девушка отпила еще кофе и решительно поднялась, уже просматривая возможный путь поднятия наверх, — Колонна, козырек, балкон, подоконник. Еще раз спасибо, — Касуга, не глядя на Саске, прошла обратно к крыльцу, допивая в три глотка кофе и отправляя пустую банку в урну.
— Яре-яре… Ну что с тобой делать, женщина? – Саске глубоко вздохнул, театрально пожимая плечами, — Ты ради наставника готова и со скалы сигануть, да? – судя по тому, как нахмурились тонкие бровки, именно так дела и обстояли, — Просто ради интереса, а ты знаешь, в какой палате лежит Кенсин-сан? Нет? Будешь лазить по всем пяти этажам, заглядывая в окна? – Сарутоби прыснул, представив себе, как Касуга перелазит от окна к окну, жалобно зовя «Кенсин-сама! Вы где?», а потом просто крича «Снимите меня отсюда!».
Впрочем, он переборщил. Щеки девушки вспыхнули ярким румянцем злости, она стремительно отвернулась, видимо, в очередной раз, вычеркивая человека по имени Сарутоби Саске из своей жизни. Ну, он и дурак… Сколько раз уже клялся себе быть осторожнее со словами в ее присутствии!
— Эй, ну, не обижайся! – подойдя, к уже готовой взбираться на колону девушке, он успел ухватить ее за рукав, — Прости, Касуга, хочешь, в качестве извинений, проведу тебя к палате Кенсина?
— Ты снова хочешь посмеяться надо мной, да, Сарутоби? – девушка ткнула его пальчиком в грудь, но тут же выдохнула. Рыжий идиот был прав. Она не знает, где искать своего Наставника… а сам он, похоже, успел урвать какую-то информацию, — Ладно, — сжалилась блондинка, — Не обижаюсь. Так и быть… Веди.
Касуга убрала руку с твердой груди Саске, выжидательно глядя на школьного информатора. Если тот проведет ее к Кенсину, она ему простит все-все-все… Даже ту выходку в столовой… Даже оскорбление Наставника.
Легко отделался в этот раз! Наверное, если бы не необходимость увидеть наставника Касуга не простила бы его так быстро, а снова бы корчила оскорбленную невинность. Сарутоби тяжко вздохнул и достал из сумки две пары перчаток. Хорошо, что у него всегда с собой его «шпионский набор», который включает в себя также и удобные тонкие перчатки, в которых отлично карабкаться по стенам, не боясь, что руки превратятся в кровавые раны или что напорешься на стекло или острый камень. И хорошо, что он не выложил старую пару хотя все собирался.
Вручил новенькие, всего два раза использованные перчатки Касуге, а сам натянул старые, побитые временем, но зато сидевшие на его руках как влитые. Припрятав сумку в кустах, Саске подмигнул девушке:
— Ну, что пошли? Найдем твоего Наставника, и я наконец-то поинтересуюсь, за что его так девушки любят.
И, не слушая возмущенного фырканья Касуги, ухватился за выступ на стене, подтягиваясь верх. Путь им предстоял не близкий – палата Кенсина находилась на четвертом этаже.
— Он благородный, мудрый, прекрасный, сильный, отважный, готовый на самопожертвование и всепрощение человек, — не сдержалась Касуга, натягивая перчатки и взбираясь за одноклассником, — ты просто не понимаешь всей той глубины, что таит его личность. Все мы по сравнению с ним – ничтожества, — первый подъем дался легко, и воодушевленная девушка продолжила, — равняться с ним может только Такеда-доно... – Касуга напряженно выдохнула, ей никогда не удавалось объяснить странные отношения Кенсина и Тигра… Как она ни пыталась понять – не могла разобраться, что к чему. Слишком давно их дороги пересеклись, слишком запутанными были некоторые узлы…
— Я должна знать, что с ним все в порядке! – она поднапряглась, стараясь не отставать от Саске.
— Тебе нужно начать дружить с нашим мелким Тигром. Будете часами наставниками мериться, — вздохнул парень, — Ну вот узнаешь ты и что дальше? Тебе ведь не позволять под его палатой сидеть сутками, с ложечки кормить, одеяльце поправлять и… — заготовленное «утку выносить» вовремя застряло в горле. После такого Кусуга его точно со стены сбросит, не смотря на третий этаж, — и все такое… Можно ведь просто позвонить диспетчеру и спросить, — Саске пожал плечами, забыв, что девушке этот жест наверняка не виден, — А вот если с ним не все в порядке, то что? Волосы на себе рвать будешь?
Наконец-то четвертый этаж был достигнут! Сарутоби помог девушке вскарабкаться на парапет и теперь они стояли ядом, прижимаясь к стене и глядя друг другу в глаза.
— У меня очень мало близких людей, Сарутоби Саске, — медовые глаза были совершенно серьезны, — Сегодня я чуть не потеряла одного из них… Я должна его увидеть. Поклониться, пожелать здоровья, умолять, чтобы не пугал так больше. Хочу, чтобы у него все будет хорошо. Если он в порядке, он скажет мне что делать… а если нет, — Касуга закусила губу, — То меня не выгонят отсюда. Я буду с ним рядом, — девушка оторвала взгляд от темных насмешливых глаз и огляделась вокруг, — Куда нам?
— Хей, а почему, когда я болел, ты мне не кланялась и не желала здоровья? Пришла, понимаешь, всего два раза, притащила каких-то горьких таблеток, замучила поеданием лимона и никаких нежностей! – Девушка, только, вроде бы, обретшая самообладание, снова зарделась и разинула ротик, собиралась ответить гневной тирадой, но ветер, не слабо ощущаемый на высоте четвертого этажа, явно был на стороне Сарутоби: блондинке пришлось отплевываться от собственного хвостика.
Решивший не дожидаться, пока девушка прокашляется, Сарутоби двинулся вперед, привычно хватаясь за выступы в стене и карнизы. Точное расположение окон палаты Кенсина он не знал, но примерно представлял, что это где-то… Парень глянул в окно и в первое мгновение просто не поверил своим глазам.
Мозг отказался воспринимать действительность. По крайней мере, ту в которой его Наставник, склонившись над больничной койкой, нежно целовал в висок Уесуги Кенсина.
Сарутоби слышал, конечно, что в мире есть тайны, которых лучше не знать, но всегда с сомнением относился к этому убеждению. Больше не сомневался в этой истине! Первая здравая мысль была «Касуге лучше этого не видеть!»
Новый порыв ветра был как раз, кстати: Саске немного отступил назад и нелепо взмахнул рукой, будто потерял равновесие. За его спиной взвизгнула Касуга, а в следующую секунду крепкая ручка уже схватила его за воротник. В процессе своего «падения» Сарутоби еще и локтем по окну заехал, так чтобы уж наверняка предупредить людей в палате о внезапном вторжении.
Кенсин вздрогнул, оборачиваясь к окну, и улыбнулся, расслышав голос ученицы.
— Ты что совсем с ума сошел?! Или ноги уже не держат?! – в голосе школьницы беспокойства было больше, чем злости, — ты мог упасть!
— Но не упал ведь, — ответил ей насмешливый голос, — а если бы упал, ты бы пришла ко мне в больницу?
— Я бы пришла к тебе на кладбище, дурак! – Касуга немного попыхтела, но, все же успокоившись, спросила, — Куда нам дальше?
— Кхм… Вообще-то, мы уже пришли.
— Ой!
Уесуги Кенсин улыбнулся и подался вперед, пытаясь встать, но широкая ладонь Такеды не дала ему этого сделать, удерживая за плечо. Бог Войны послушно кивнул и опустился обратно на подушку.
— Впустите их… Я достаточно хорошо себя чувствую.
Такеда пожал плечами, всем своим видом показывая, что будь его воля: юные дураки отправились бы назад тем же путем, что пришли. Тонкая улыбка Уесуги, впрочем, говорила, что Тигру сейчас никто не верит. Слишком давно они уже были вместе, чтобы Кенсин не знал, насколько сильно его возлюбленный переживает за своих воспитанников и что не станет рисковать их жизнью понапрасну.
Саске буквально ввалился в открытое окно, Кусага изящно приземлилась рядом и тут же бросилась бы к учителю, если бы не широкая грудь Ояката-сама, перегородившая ей дальнейший путь.
— Итак, — Такеда, дождавшись пока фанатичные искорки в голах девушки немного поугасли, а Саске поднялся с пола, сел обратно и скрестил руки на груди, — Что все это значит? Саске?
— Ояката-сама, — с готовностью начал парень, отлично понимая, что Наставник не злится и наказывать его не будет, — мы просто хотели убедиться в добром здравии Уесуги-сама. Ну, и поинтересоваться, почему его девушки так любят.
— Саске! – Блондинка аж подпрыгнула от злости, — Ну, что за глупости ты говоришь?! Простите его, Кенсин-сама.
— Ладно, ладно, — рассмеялся парень, закидывая руки за голову, — я хотел поинтересоваться, Касуге это не нужно.
Вспыхнувшая до кончиков ушей Касуга сильно сцепила зубы, борясь с желанием наказать наглеца кулаком под ребра
— Смею надеяться, это оттого, что я хороший учитель, — благожелательно кивнул Сарутоби Кенсин и повернулся к Касуге, — Мой прекрасный клинок…
— Кенсин-сама, — шагнула вперед девушка, опускаясь на одно колено у кровати, — Простите меня за вторжение, я не могла остаться безучастной. Я рада, что с вами все в порядке, Кенсин-сама…
Уесуги положил руку на белую макушку и мягко взъерошил волосы, отчего Касуга расцвела и зарделась, восторженно глядя на учителя.
— Я благодарен тебе за столь благородный порыв. От тебя исходит прекрасное светлое чувство. Не беспокойся за меня. Со мной все будет хорошо. И раз уж вы оба здесь, — он перевел взгляд обратно на Саске, — может быть объясните нам с Такедой-доно, что же все-таки произошло?
— Ано… Понимаете, Кенсин-сама, — Саске сделал серьезное лицо, которое использовал исключительно для того, чтобы от души врать, — Мне пришлось оттаскивать вашу ученицу от работников больницы, которых она угрожала побить, если они немедленно не пустят ее к вам, — Такеда закатил глаза и тихо вздохнул, зная, что при желании его ученик может пороть такую чушь часами, Кенсин улыбнулся чуть шире, видимо представляя себе такое зрелище, лица Касуги было не видно, она по-прежнему сидела возле постели своего наставника, но аура ярости вокруг нее стала почти видимой, — Она уже готовилась звонить Сайке-сан и просить у нее гранатомет, когда появился я, — он выпятил грудь, -Добрый, отважный, великодушный, сильный, готовый помочь ближнему… А самое главное скромный и правдолюбивый!
— САСКЕ! – не выдержал Синген, — Мне начать применять к тебе те же методы, что и к Юкимуре?!
— Мы просто хотели повидать вас, Кенсин сама, — меньше всего парню хотелось пробить ближайшую стену головой, — Касуга очень волновалась за вас, правда. И была готова на все ради того, чтобы увидеть вас.
— И вместо того, чтобы позвонить мне и попросить провести вас, ты заставил ее карабкаться на четвертый этаж? – выгнул бровь Тигр, и Сарутоби показалась, что аура вокруг девушки стало отливать кроваво-красным цветом.
— Яре-яре! Действительно, как я сразу не догадался позвонить? – парень недоуменно поскреб затылок, — Ну, ничего, будет мне наука на будущее!
— Сарррутоби!..
Саске уже приготовился к тому, что его начнут бить, но помощь пришла с неожиданной стороны: Кенсин рассмеялся. Этот звонкий, веселый смех заставил Такеду расплыться в улыбке, а Касугу остановить с уже занесенную для удара руку.
— С этим ясно, — все еще посмеиваясь, Бог войны приподнялся в постели, поправляя одеяло, — А что на счет причины, по которой я вынужден был бросить вызов самому Такеде Сингену?
Касуга снова напряглась. Она-то уже успела остыть, и теперь дух юной куноичи метался: защитить ли Саске, который помог ей попасть в палату Кенсина, или вспомнить ту обиду за Наставника? Девушка растеряно обернулась к Кенсину и склонила перед ним голову.
— Я прошу прощения, Кенсин-сама… В этой ситуации есть и моя вина тоже… Я… В тот день я оскорбила чувства Сарутоби Саске и…
Кенсин заинтересовано посмотрел на теряющего браваду ученика Такеды, а потом и на самого Тигра.
— И он оскорбил меня, как учителя… после чего ты потребовала вызова. Что скажешь, Сарутоби-кун?
Не отшутился… Глупо было надеяться, что не спросят, но все же заготовленного ответа у него не было. В основном потому, что единственный правдивый ответ звучал слишком глупо: задетое самолюбие, немножко обиды, немножко ревности.
— Саске? – позвал Тигр и парень понял, что его молчание длится слишком долго.
— Я, правда, виноват, Кенсин-сама, и готов извиниться, но только перед вами. Я не должен был оскорблять вас. Но я хотел задеть Касугу так же сильно, как она задела меня, а вы – ее единственное слабое место, — Сарутоби вздохнул, пересиливая себя, — Я знаю, что это мелочно и недостойно мужчины. Просто… Ты давно мне нравишься, Касуга. Как девушка я имею в виду, — в последний раз он краснел лет в десять. Теперь пришлось вспоминать это не слишком-то приятное чувство, — Почему ты сказала, что будешь болеть за Дате? Ты его в лучшем случае в школьном коридоре видела и на соревнованиях, – скопившаяся обида вырывалась сбивчивыми словами, — Я бы болел за тебя, если бы тебе пришлось с ним сразиться, я бы болел за тебя, кто бы ни был твой противник, потому что для меня, ты важнее кендо.
В палате повисла тишина, Саске спрятал руки в карманы и внимательно разглядывал пол больничной палаты. Поднять глаза на Касугу было слишком тяжело, а Ояката-сама и вовсе невозможно. Если после этого Такеда прикажет ему покинуть додзе, Саске не удивится.
— Ну и ослы! – голос Тигра звучал ровно, но проскальзывала в нем какая-то… какая-то нотка… смех? – Похоже, мы пали жертвами игрищ двух упертых молодых ослов, Кенсин-доно.
— Думаю, вы слишком строги, Такеда-доно… — в уголках губ Уесуги играла улыбка, — Касуга-кун…
Девушка за все выступление Сарутоби так и не подняла глаз, щеки ее пылали алыми маками в белизне палаты, а руки ощутимо дрожали. Она, конечно, знала обо всем… Ну, если и не знала, то точно догадывалась… Но чтобы Саске сказал такое прямо при обоих наставниках…
— Касуга-кун, — мягче повторил Кенсин, ощущая, что девушка готова вот-вот сорваться с места и выскочить в окно. Блондинка отреагировала, медленно поднимая полный смятения взгляд на учителя, — Я хочу, чтобы вы оба выяснили свои отношения… желательно здесь и сейчас.
— Я прощаю тебя… — девушка поднялась, оборачиваясь к однокласснику, тоже глядя в пол, — Ты всегда был рядом, когда был нужен… Спасибо тебе за это и прости, что я так…
— Ну, вот и замечательно, — облегченно выдохнул Уесуги, — по хорошему вам бы провести пару дней вместе, чтобы окончательно решить все проблемы. Чтобы подобных неприятностей больше не возникло. Что скажете, Такеда-доно? — Кенсин заметно побледнел, но на тонких губах все еще играла улыбка.
— Насколько я знаю, Саске затеял на этих выходных поездку к морю, — Такеда положил руку на постель Кенсина, едва касаясь его ладони кончиками пальцев и поднявший было глаза Саске, поспешил снова их опустить. Лучше учителям не знать, что их маленький секрет, больше не секрет для него, — Насколько я знаю, с ними едет Маеда Кейджи и Сайка Магойчи, — про то, что с ними также едут Тёсокабэ и Мори, Саске решил наставнику не рассказывать, — Думаю, так же тебе стоит взять с собой и Юкимуру, — глаза его насмешливо прищурились. Еще бы! Юкимура, если его взять с собой, спокойно насладится обществом дам не даст: будет так тарашится круглыми глазами, что за любую невольную мысль будет стыдно, — Отпустите ученицу в такой компании?
Касуга было возмущенно открыла ротик, но перебивать старших не решилась.
— Думаю, моей ученице будет полезно… побыть в таком обществе, — кивнул Бог войны, — укладываясь обратно на подушку, — едь, Касуга, этот человек желает тебе только добра. Держись ближе к нему… — он перевел потускневший взгляд лазурных глаз на Саске, — Береги ее, Сарутоби Саске. Вдруг меня не станет?
— Кенсин-сама!!! – из глаз девушки брызнули слезы, — Пожалуйста! Не говорите так!
— Ничто не вечно под луной, — Уесуги устало прикрыл глаза, — но не переживай, я не собираюсь покинуть этот мир раньше Такеды-доно.
— Я в свою очередь, не собираюсь уступать в долгожительстве Кенсину-доно, так что есть шанс прожить вечно, — усмехнулся Тигр, протягивая девушке упаковку салфеток. Касуга кивнула, принимая их, и пока она была занята, вытирая слезы, Синген подмигнул ученику, жестами показывая, что если действовать, то сейчас!
— Вот видишь, Касуга, все будет хорошо, нечего реветь, — Сарутоби приобнял девушку за плечи, — И все получилось, как ты и хотела – с Наставником твоим все нормально, что делать он тебе сказал, а теперь пойдем, ему нужен покой, а тебе нужно собраться в дорогу. Я хочу видеть тебя в купальнике, — тычок под ребра определенно стоил того, чтобы девушка перестала рыдать и взяла себя в руки.
Попрощавшись с Наставниками и пожелав Кенсину скорейшего выздоровление, они двинулись к выходу из палаты. На секунду Саске замялся, а потом сделал то, что никак не ожидал от себя: низко поклонился Уесуги Кенсину.
— Я буду ее беречь Уесуги-доно, я клянусь.
После чего за руку вывел пораженную девушку из палаты, оставляя учителей одних.
— Точно ослы, — усмехнулся Такеда, поглаживая усы, — Похлеще нас с тобой в молодости.
— Только нас некому было подогнать… А им повезло с наставниками, — Кенсин положил руку на колено Такеды, и открыл глаза, — Я боялся, что не увижу тебя больше…
Такеда молча взял руку любимого врага в свои ладони и поцеловал прохладные пальцы. Им обоим было страшно… Но пока что все хорошо...
— Нам нужно чаще видеться…
— На этих выходных ты будешь видеть меня постоянно, Кенсин, можешь не сомневаться, — улыбка далась Тигру нелегко, он дыхнул на холодные пальцы, пытаясь согреть их, — И я не против, чтобы так было каждый день. Ты, правда, чувствуешь себя нормально?
Уесуги кивнул, по-прежнему слегка улыбаясь.
— Отлично, тогда вернемся к тому, на чем нас прервали! – губы Кенсина были не в пример теплее пальцев, но Синген решил, что их так же необходимо согреть — А потом ты примешь свои таблетки и я смогу полюбоваться на тебя спящего.


P.S. Следующая часть про ДраконоТигров)))

@темы: Яой, Старшая школа Basara, Гет, Uesugi kenshin, Takeda shingen, Sarutobi sasuke, Kasuga

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Basara Fanfiction

главная