20:43 

Продолжение фанфика про цветочный горшок

Red_Night
- А ты правда ко мне из сказки пришёл? - Угу. - А из какой? - Из доброй. - Выгнали, да?
Продолжение вот этого фанфика ficbook.net/readfic/26234.

Чика/Нари
Дате/Юки
Маеда
NC-17
яой, слэш, все как положено.
Авторы Ред и Марис.
Да, надоела стандартная шапка

Они с Демоном были вместе уже полгода. Это были самые беспокойные, суетливые и… счастливые полгода в жизни Мори Мотонари. Демон умел быть одновременно заботливым, властным, покорным и неунывающим, что не могло оставить Солнце равнодушным. Нари все устраивало.
Ну, почти все.
Когда Тесокабе пропадал на ночь, когда приползал домой в стельку пьяный, когда возвращался перепачканный мазутом (он так и не бросил свою мастерскую, упертый дурак)… Мори, естественно, возмущался, ругал Демона на чем свет стоит, потом прощал, конечно… но все меркло перед этой ночью.
Тучи начали собираться еще на закате, когда Мотонари вышел на балкон – проводить уходящее солнце. Ближе к полуночи начался кошмарный ливень. Ветром опрокидывало мебель на террасе. Что стало с бассейном, лучше вообще не думать…
И это при том, что Чики не было дома.
Телефон был недоступен.
Когда ударила первая молния, Мотонари выбрался из-под одеяла и принялся одеваться. Он просто не сможет сидеть здесь, думая о том, что Демона порвало ураганом. Особенно, если учесть, что вчера они с Драконом собирались прокатиться на байках.
Самоубийцы.
Водителя в такое время было не вызвать, и Нари сам сел за руль зеленой Тайоты. Подарок от Чики на круглую дату… два месяца.
Выезжая из подземного гаража в ночь, он уже обзванивал все места, где мог сегодня появиться Демон.

Мысль о том, что все: нагулялись, пора домой, - пришла к нему вместе с первыми каплями дождя. Грозовой фронт неторопливо, как уже загнавший дичь в ловушку хищник, накатывал на них из-за горизонта. Синяя куртка Дате, украшенная узором из ярко-желтых схематичных молний смотрелась на фоне стального неба просто потрясающе. Масамуне был в своей стихи: гроза, пронзающие небо молнии, дорога… Разложить в номере первого же дешевого придорожного мотеля и трахать, трахать, пока за окном рычит взбесившимся зверем гроза.
Моточика даже сбавил скорость, чтобы сполна насладится плодами бурной своей фантазии. Правда место Дракона почему-то упорно занимал хрупкий на вид парень с каштановыми волосами и тонкой улыбкой. Ха! У него точно мозги замкнуло после того удара! Но фантазия была хороша, жаль только Мори боится грозы. Хотя с другой стороны он чертовски забавен, когда подлазит к нему под бок и вздрагивает при каждом, пускай и далеком еще, раскате грома.
Невольно засмеявшийся Чика, еще сильнее сбросил скорость, давая Дракону сильно вырваться вперед, врезаться в стену ливня, пройти через небесную воду, как клинок проходит сквозь… Сквозь что он додумать не успел – впереди раздался грохот, мало чем отличающийся от дикого раската грома.
- Масамуне! – затормозивший у обочины Тесокабе снял и рывком отбросил шлем в сторону, едва ли не щучкой ныряя в кювет, надеясь, что размякшая от дождя земля была нежна к навернувшемуся другу.
Одного взгляда на раскуроченную, ударившуюся о валун, тушу байка было достаточно, чтобы записать приятеля в покойники, но ни синей куртки, ни красных внутренностей рядом видно не было. Из ближайших кустов раздалось страдальческое «Fuck» и Демон от облегчения едва не выругался в ответ. Если ругается, значит, жив и даже относительно цел! Ящерица придурошная.
Из кустов он Масамуне вытаскивал без всяких сантиментов, хоть путающий родные и гайдзинские слова, друг и ныл, что ему больно и его тянут как мешок с дерьм… Моточика велел ему заткнуться, и Дате, о чудо, послушался.
Все оказалось не так плохо, как можно было подумать: синяки и ушибы – да, переломы и несовместимые с жизнью травмы – нет. Ну, насколько мог судить не получивший медицинского образования Моточика в темноте, под проливным дождем и с молниями вместо нормального освещения.
А вот байку так не повезло…
- Такого зверя загубил, скотина, - Демон осторожно приблизился к байку, который, умничка, вроде бы не дымил, не искрил, и взрываться не собирался.
- Он еще побегает, - кичливо протянул Дракон, - ты и не таких на ноги ставил. Сейчас к тебе отвезем и глянем, you see?
- Нет, сейчас я домой поеду, меня там Мори ждет, - Моточика спинным мозгом чувствовал, что его хотят на что-то развести.
- А меня Кодзюро, - тяжеловесно ответил друг, и Демон закатил глаз. Наставник приятеля очень и очень негативно относился к разбитым вдребезги байкам, даже если к ним прилагался почти целый Масамуне. Как он отнесся бы к нецелому Масамуне Чике даже думать не хотелось.
- Please, - добавил Дракон таким тоном, будто не за себя просил, а за весь японский народ.
Тяжело вздохнув, Тесокабе достал телефон и полез в записную книжку в поисках номера эвакуатора, если сильно повезет, то его совсем немного обматюкают, и в мастерской они будут к часу ночи.

К двум часам ночи Мори обошел все любимые места демона и сейчас заходил в клуб, принадлежащий дате. Охранник не решился встать на пути мокрого, замерзшего и злого Мори Мотонари и очень удивился, когда почетный гость сам обратился к нему с вопросом о Тесокабе. Под ледяным взглядом парень подрастерялся и не сразу нашел, что ответить. Зато в проходе материализовался почти двухметровый сгусток красок в перьях и фенечках.
- Он с Драконом кататься уехал... Мори-сан? - Маеда был наслышан о солнечной занозе в сердце Демона, но лично с ним встретиться не удавалось. То ли он сам прятался от людей, то ли Чика прятал свое сокровище. Но этот парень похож на любовь всей жизни Демона... со слов Масамуне. Невысокий худой шатен…
- Благодарю, мне это известно, - голос, однако, у солнышка был ледяной. Наверное, такой же, как посиневшие губы,- представитесь?
- О.. Прошу прощения за бестактность! Я Маеда Кейджи, друг Чики.
- Наслышан. Я обошел уже все злачные места, куда эта парочка могла завалиться. Их нигде нет.
Маеда прикусил губу, предпочитая не говорить Мори о том, что вполне возможен и такой вариант, что Дракон и Демон уединились в каком-нибудь укромном местечке и...
- Мастерская! Вы уже были в мастерской? – оставалось надеяться, что Мори не застанет их за чем-либо порочащим…
Мори едва сдержался, чтобы не стукнуть себя по лбу. Ну, конечно!
- Спасибо, Маеда-сан.. Я проверю..
- Может согреетесь для начала? - Кей добродушно улыбнулся. Он, по-видимому, считал, что с Демоном точно все в порядке и что Нари зря так беспокоится…
- Если его не будет в мастерской, вернусь греться сюда, - кивнул Мори в ответ на приглашающий жест доброго великана и двинулся к выходу.
- Осторожней на дороге, Мори-сан... - улыбнулся в спину удаляющемуся солнцу Кей. Интересно будет узнать его. Маленькая сила, крутящая Демоном, как вздумается.
Мори сел в машину и поехал в сторону своего бывшего дома, где началась вся эта дикая история... Утихшая было гроза разразилась с новой силой. Нари уже жалел, что не остался в 'Зеленой орхидее' рядом с теплым Маедой, который несомненно напоил бы его и отвлек от всего этого кошмара, но до мастерской было уже всего ничего. А когда он увидел свет в знакомых окнах, так и вовсе забыл, что замерз и перенервничал. Выскочив из машины, он кинулся к двери мастерской, ныряя в пропахшее бензином помещение

В мастерской они оказались ровно в час ночи. Чика мрачно подумал, что по нему, хоть часы сверяй. Мрачно, потому что других часов и не было – его телефон разрядился, сразу же после вызова эвакуатора, телефон Дракона умудрился вывалиться из плохо застегнутого кармана, и теперь показывал лишь унылую трещину на погасшем экране. Нужно было позвонить Мори и сказать, чтобы не волновался, но раньше это сделать не удалось, а сейчас Солнышко наверняка спит, для него чуть солнце за горизонт – пора в постельку. Правда если в постельке Чика, то сон откладывается, но сейчас… Нет, Демон не хотел тревожить покой и так редко высыпающегося Мори.
Чертов Масамуне, приспичило же! Он бы мог сейчас прижимать к себе чужое теплое тело, укрывая его от грозы, но должен топтаться тут, пытаясь привести его байк в состояние «чтобы Кодзюро не понял, насколько сильно я навернулся». Угу, а распухшую скулу и царапину на носу он как будет маскировать?
- Раздевайся, - зло рыкнул Демон, и приятель насмешливо выгнул бровь.
- Что прямо тут? Даже в спальню не поднимемся? Brutal…
Дракону лишь бы шуточки шутить.
- Оставь это для Юкимуры, придурок. Я всего лишь хочу искупать тебя в перекиси, - Тесокабе грохнул на стол аптечку, недовольно звякнувшую какими-то бутылочками. Тут же поскучневший Дракон, который лечиться не любил с детства, с шипением и ругательствами разделся, давая осмотреть многочисленные синяки на торсе и руках.
Хорошо его помяло… В четыре руки они довольно быстро смазали все синяки, ссадины и царапины, Масамуне почти даже не сопротивлялся, наоборот поддался к нему, когда Чика осторожно смазывал гематому на плече. Прижался к нему спиной, обжигая волной жара. Псих ненормальный, он, похоже, от всего произошедшего только завелся. Моточика невольно обхватил его за талию и Дате прогнулся весь, вжимаясь ягодицами ему в пах.
Дракон, как в былые «холостые» деньки, размышлял Моточика, хоть и костляв, злобен и внутри не такой мягкий и обволакивающий как девчонка, но определенно даст фору многим. Он просто заражал своим жаром и наплевательским отношением к последствиям. Невозможно было не хотеть. Наверное, на это Юкимура и купился. Да, Дракон мог дать фору многим девушкам, но у Чики был человек, который мог дать фору им всем.
- Я же сказал, братишка, оставь это Юкимуре, - тело в руках замерло, будто закаменело. Секунду Моточика еще удерживал приятеля, ожидая, что ему влепят в рожу, просто чтобы куда-то деть скопившиеся эмоции, но Масамуне просто опустил голову и сам отступил, забирая с собой лихорадочный жар. Будто бы лава втянулась под землю, а вулкан подавился собственным пеплом.
А потом они пили пиво и копались в байке. Будто бы ничего и не было. С Драконом всегда легко, он не только не думает о последствиях - для него их не существует. Можно просто копаться в груде метала, натянув на себя чужую футболку, пить пиво, еще и кидаться в хозяина мастерской чем под руку подвернется. Впрочем, Моточика ему все это простил.
Если бы Масамуне еще не вздумалось уложить голову на грудь лежащему под разбитым мотоциклом Чике именно в тот момент, когда в мастерскую почти вбежал, подгоняемый громом и молнией, Мори….
Мотонари покачнулся, останавливаясь, словно на преграду напоролся. Тело, словно ледяной коркой покрылось, по сжимающимся в кулаки рукам каплями стекала вода. Очень захотелось плюнуть на этих двух идиотов и уйти.
Дракон приподнялся, ощутив его недовольство, напрягся на всякий случай, да и Чика обычно дурачившийся в таких ситуациях выглядел обеспокоено. Наверное, он представляет собой сейчас впечатляющее зрелище.
- Ты не мог мне позвонить, животное? – недовольно произнес Нари, медленно шагая к сладкой парочке, - сказать, что ты и твой друг-дебил в порядке? – тут его взгляд упал на развороченный мотоцикл, а потом и на синяки Дате. Мотонари показалось, что он побледнел еще сильнее.
Моточика был настолько шокирован зрелищем мокрого, бледного, с посиневшими от холода губами Мори, что даже не сразу сообразил с ответом. Черт, да он даже не сразу сообразил отпихнуть все еще лежащего на нем Дракона! Только когда Мотонари чуть покачнулся, будто бы собирался упасть прямо на пол мастерской, Чику подорвало на ноги.
- Ты что тут делаешь? Я думал ты дома, седьмой сон наблюдаешь!
Промокшим Мори не выглядел, куртку намочило лишь на плечах, но замерз он похоже не хило: дрожал весь так, что зуб на зуб не попадал. Еще и перенервничал небось, когда не смог дозвонится. Да и выйти на улицу в такую грозу наверняка стоило ему не малых нервов. Будто подтверждая все мысли Демона, Мори ткнулся ему в грудь носом, еще выдыхая судорожно, будто пряча всхлип.
Тесокабе не знал ругаться ему или радоваться. Очень хотелось сказать Мори, что он, Чика, не стоит всех этих нервов и что с ним всегда все в порядке, но приятное теплое чувство, уже разливалось в груди, перебивая все слова. За него волновались, о нем заботились. Стервозная сучка-Нари бегал за ним под дождем, разыскивая по всему городу. Впору было устыдиться, но стыд у демонов отсутствует, так что он просто рыкнул:
- Раздевайся давай.
За спиной ехидно рассмеялся Дракон, и Чике захотелось его убить. Чертова ящерица, пусть только попробует что-то языком своим ляпнуть. Тёсокабе из-за плеча показал другу неприличный жест, сам стянул куртку с Мори и неловко выдавил:
- Привет, кстати.
Нари закатил бы форменный скандал, если бы не Дракон, который все еще лежал и посмеивался. Так что пока он послушался и помог снять с себя куртку, растирая продрогшие плечи.
- Я смотрю, у вас душевная компания. Наверное, мне стоило с Маедой в «Орхидее» остаться… Там было очень тепло. Да и вам бы не мешал, - снаружи снова раздался раскат грома, да так, что свет в мастерской замигал, Нари невольно вздрогнул всем телом и снова прижался к Демону.
- Слышал, Демон? I told you, Маеда еще тот жук! С виду цветочки цветочками, а сам парня твоего сманивает, - довольно оскалился Дракон, который, не смотря на то, что давно считал Кейджи другом, все равно не упускал шанса подколоть циркача.
Моточика просто цикнул на него и крепче прижал Нари к себе. В «Орхидею» он собрался… Да кто его туда пустит!
- Ничему ты не мешаешь, не обращай на него внимания, он сегодня собственный байк лбом протаранил, - мрачно буркнул Демон. Он искренне надеялся, что Мори все это сказал не всерьез и на самом деле ни в чем его не подозревает. Почему-то ему было неприятно все это слышать, - сейчас чай тебе сделаю и куртку свою притащу.
Мотонари проводил взглядом Тесокабе и холодно посмотрел на Дракона. Эта рептилия очень близка его Демону. Интересно, стоит ли ревновать этих двух идиотов друг к другу? Наверное, все же нет… Они же бешеные оба. Но Чика успокаивается с ним… а Дате, на сколько Мори знал, - рядом с Юкимурой Санадой. Пальцы сами потянулись к телефону. Очень уж хотелось поддеть Дракона. Хотя, он, конечно, может ошибаться…
- Я слушаю! – голос в трубке обеспокоен и напряжен, а по шуму можно предположить, что юный Тигр находится в машине. Нет.. он не ошибся.
- Доброй Ночи, Юкимура-сан, - нужно было видеть, как дернулся Дате, - Это Мори Мотонари. Вы ведь ищите Дате Масамуне, я прав? – стоило больших трудов смотреть на кипящего Дракона спокойно.
- Да! Вы знаете, где я могу найти его?! Что с ним?!
- Все в порядке, не волнуйтесь. Он в мастерской Тесокабе. Попал в небольшую аварию.
- Авария?! Я уже еду! Как он?
- Пара синяков и никакой заботы о ближних…
- Спасибо, Мори-сан, я скоро буду.
Попрощавшись, Нари убрал телефон в карман и обхватил себя руками, снова стараясь согреться, отворачиваясь от Дракона.
Масамуне очень хотелось врезать по изогнувшимся в самодовольной улыбке, губам, тренированная годами выдержка ползла по швам, а нерастраченный адреналин требовал выхода.
- Ты даже не представляешь, как тебе повезло, - в другой день он бы сдержался, в другой день он проявил бы уважение к выбору друга и промолчал, но не сейчас, когда сжигаемая неудовлетворенным желанием кровь бухала в висках, - Не будь ты сучкой Демона, я бы проучил тебя, не сомневайся.
Мори обернулся к нему так резко, что Дракон невольно напрягся, хотя хотел выглядеть равнодушно и расслабленно. Между ними аж заискрило от напряжения, ублюдок Мори смотрел на него своими холодными гляделками, и Масамуне невольно подумалось, что Чика просто не может иметь никаких отношений с этой ледяной сволочью.
Он уже был готов наплевать на гордость, просто встать и двинуть суке в морду, лишь бы не таращился так, когда по лестнице загрохотали шаги, и в мастерскую спустился Чика. Демон замер, за секунду оценив царящее в мастерской молчание, такое холодное, что ночные бабочки, бьющиеся в навесные лампы, должны были по идее замерзать прямо в воздухе.
Направился к электрочайнику, наполнил его водой и поставил обратно на подставку, щелкнув кнопкой, переведя ее в положение «on» и ровным голосом сообщил в раскинувшуюся за спиной ледяную тундру:
- Масамуне, даже если ты не виноват, получать в рожу будешь все равно.
- Я сам могу за себя постоять, - двинул бровью Мори, не отрывая холодного взгляда от кипящего злостью идиота, - наставнику сам позвонишь? – Мотонари протянул Дате телефон, выжидательно наблюдая за каждым движением Масамуне, - или помочь? - На секунду ему показалось, что Дракон сейчас поднимется и убьет его, но это уже не впечатляло. - Вы эгоисты. Думаете только о себе. Тебя это, Демон, тоже касается. Если думаете, что близким плевать на вас, то зачем подпускаете к себе? Есть замечательное такое слово: вам оно не нравится, но постарайтесь уже внести его в свой тупой и ограниченный лучами собственного эго внутренний мир: ответственность, - Мори настойчивее протянул телефон Дракону. Он знал о нем и его наставнике мало. Но достаточно, чтобы понять, что Катакура Кодзюро тоже будет волноваться за придурка, укатившего на байке в грозу.
Приходилось признать – Мори их сделал. Чика даже оглянулся, чтобы пронаблюдать, как Масамуне терпит поражение и смиряется с неизбежным. Эмоции Дракона так быстро сменяли друг друга, что почти не задели лицо. Но Демон видел, он уже черте сколько лет дружил с Масамуне, и он видел.
Дракон, с показной неохотой, поднялся и взял у Нари телефон. Направился к выходу, по памяти набирая один из немногих номеров, которые помнил наизусть. Мори только удивленно глянул вслед вышедшему под дождь Дракону, видимо, не понимая, как можно добровольно сунутся на улицу в такую погоду. Чика не удивился – Дракон всегда убегал, если надо было опекуну позвонить. Юкимуре мог позвонить и по пьяни, при всех рассказывать, как ему было хорошо во время их последней встречи и что он намерен сделать с Тигром при следующей, а тут всегда убегал. То ли стеснялся, то ли хотел оставить что-то только для них двоих.
- Всегда уходит если надо Катакуре-сану позвонить, - заливая чайный пакетик кипятком, пожал плечами Чика. Обычно Мори дешевку в пакетиках не пил, но Демон надеялся, что количество горячей жидкости как-то примирит его с качеством, - Вот, попей, ледяная принцесса.
Поставил перед Мори кружку и сел рядом, не рискуя прикоснутся к его руке и пытаясь придумать в меру хорошее извинение.
- Я знаю, что был неправ… - он запустил руку в волосы, пытаясь придумать продолжение, - я не позвонил, потому что думал, что ты уже спишь: не хотел будить. Я не знал что ты, - он запнулся, пытаясь сформулировать, - ну… побежишь меня спасать.
- А еще ты не знал, что я не могу уснуть в грозу, - Мотонари взял горячую кружку, погреть руки, - а еще ты не подозревал, что я буду ждать тебя, уехавшего на мотоцикле в дождь. Я… - он немного помолчал, глядя в кружку, - после «Орхидеи» я собирался звонить по моргам и больницам, но вовремя подвернулся этот ваш Маеда, он-то и сказал, что с вами идиотами скорее всего все нормально и вы просто торчите в мастерской… звал погреться, - Мори зябко повел плечами, - добрый он.
Снаружи раздался визг тормозов. Видимо, Тигр приехал за своей ящерицей. Мори поставил чашку обратно, оборачиваясь ко входу, в котором уже маячила фигура Юкимуры.
-Моточика! Где Масамуне? – Тигренок был взволнован пропажей и одновременно счастлив обнаружением Дате, поэтому не сразу обратил внимание на журналиста, вернувшего ему потерю, - здравствуйте, Мори-сан, большое спасибо… - он уже почти поклонился, когда его за пояс обвила сильная исцарапанная рука.
- Кого я поймал, - на распев протянул Дракон, сильнее притискивая Юкимуру к себе. Ушедшее было желание, разгорелось с новой силой, когда Юкимура вспыхнул от через чур откровенного объятия. Смешной, все еще стесняется, как школьница, если Дракон лезет обниматься на людях, - Мissed me, baby?
Юкимура попытался ответить, но, видимо, сам все еще не определился рад или зол, так что в результате смутился еще больше.
- Ну что, устроим свинг-party? – поинтересовался Дракон, нагло взирая на помрачневшего Чику.
- Верни телефон и проваливай, - буркнул Демон, которому хотелось побыть наконец-то с Мори наедине.
- Ну, может не сегодня, так на днях? – продолжил изгаляться друг детства, которому может никакого свинга с Нари и не хотелось, а вот довести щеки Юкимуры до цвета свежих помидоров – еще как.
- Юкимура забери его и сдай в лечебницу для скорбных на голову, - Чика не выдержал и уткнулся головой в плечо Мори, - а лучше привяжи к кровати и…
- Так, go отсюда - тут уже помрачнел Дракон, - нефиг тут плохому учиться. Шмотки я тебе потом верну, а на счет байка позвонишь мне завтра.
Он накинул куртку прямо поверх Чикиной футболки, быстро сграбастал свои вещи, хотя, футболку на мог и оставить, ей, после сегодняшнего, только в мастерской пол мыть, и потащил Юкимуру к выходу.
Санада сдавлено извинился и попрощался, все еще стараясь сохранить хоть какое-то лицо перед друзьями. Наконец, дверь за шумной парочкой закрылась, и Мотонари снова взял в руки подостывшую чашку.
- Если Дракон не уймется, я найду того, кто позаботится о его нерастраченных на несчастного Юкимуру силах, - он немного поморщился, - не уверен, что ему это понравится… хотя, кто знает… - Мори задумчиво посмотрел в чашку и все-таки рискнул отпить, снова морщась на этот раз от синтетического вкуса, - ну и гадость вы тут пьете, - он вернул кружку на место и обнял своего Демона.
Моточика только плечами пожал. Он не хотел говорить про Дракона и его либидо. Он так и не решился сказать Нари что у них с Дате были… был… Короче, так и не придумал, как лучше сказать, что раньше по дружбе трахался с Драконом. Все равно это уже прошлое, ему этого больше не надо, а приятель пусть теперь Юкимурой перебивается.
- Забей на него, он мудак, - Чика положил руки на его талию, прижал к себе ближе, пробормотал тихо, так, чтобы никто кроме него и Мори не смог разобрать слова, - Прости. Я не подумал, прости, - посмотрел на солнышко и уже веселее спросил: - хочешь я куплю тебе чайную плантацию? Самую лучшую и всю твою. Чтобы ты больше никогда не пил гадости.
Мори тихо фыркнул и прижался плотнее к своему Демону.
- Купи мне печку в машину. А то ты как выкрутил ее с воплями: «фигня!» - так ничем и не заменил, - он поднял голову и едва заметно улыбнулся, - не оставляй меня одного в грозу… И поцелуй уже меня…
Демон, который уже придумывал, чем бы оправдаться, обрадовался возможности помолчать и с удовольствием накрыл его губы поцелуем, согревая в своих объятьях.
- Поехали домой…
- Домой долго, - отрицательно мотнул головой Чика, - я успею уснуть пока доедем.
И не слушая больше, едва ли не на руках потащил Мори наверх. Впрочем, тот почти не сопротивлялся, тоже слишком устал за эту ночь. Позволил потаскать себя на руках, что обычно Демону позволялось только по большим праздникам, уж больно гордое ему досталось солнышко, уложить на узкую койку и сам потянулся к пряжке его пояса.
- Я сразу хотел к тебе поехать. Как только гроза началась, - Чика сам скинул футболку, отбрасывая ее куда-то в дальний угол, позволил Мори, сохраняющему непередаваемо ленивое выражение лица, справится с ремнем и скинул тяжелые ботинки. Теперь осталось только раздеть Мори, зацеловать его везде где только можно, а потом трахнуть! И Нари еще успеет вздремнуть прежде, чем солнце выкатится из-за горизонта и лишит Демона комочка тепла под боком. Хотя койка узкая, может если как следует придавить Мори к стене он и не выберется?
- Не иди завтра на работу, - попросил Чика, задыхаясь от накатывающего возбуждения и тут же подтвердил слова поцелуем.
- Я поверить не могу, что ты хочешь заставить меня заниматься этим здесь, - высвобождаясь из поцелуя, проговорил Нари, критически оглядывая постель, пытаясь прикинуть, когда ее в последний раз меняли, - а на работе я завтра должен появиться.
В этот момент за окном снова загрохотало. Да когда уже пройдет эта дурацкая гроза! Нари вздрогнул и прижался к Демону, успевшему опуститься на кровать. Они едва умещались тут. О чем только это животное думает? Хотя, конечно же ясно, о чем…
Когда горячие губы коснулись его живота, Мотонари снова вздрогнул, прогибаясь в спине, подставляясь под жаркие поцелуи, которые прогревали до костей.
– Ну, может не с утра? – предположил Демон, продолжая ласкать языком разогревающуюся плоть. Мори уже не был замерзшим, но все еще не мог оттаять, не столько физически, сколько морально. Все еще не мог простить его эгоизм. Честно говоря, это не сильно расстраивало Чику, куда приятней было осознавать, что за не волновались. В тот раз, после той первой встречи он тоже пропал и Нари тоже волновался.
- Ты единственный в мире человек, который вправду обо мне волнуется, солнышко, - сумбурные мысли потоком проносились в его голове, он просто не мог не высказывать их, хоть Нари наверняка и взбесится, не увидев ни капли раскаянья в его взгляде, - Будто бы не одному мне в голову горшком прилетело.
Не дав Мори ответить, провел языком по его члену, не отрывая взгляда от темных из-за расширившихся зрачков глаз Нари. Помог себе рукой, оттягивая кожицу и освобождая влажно блестящую головку, и обхватил ее губами.
Вместо речи о том, что беспокоиться за любимого идиота – это естественно, Мори тихо застонал, медленно двинув бедрами навстречу горячему рту. Спорить со зверем бессмысленно… да и невозможно, когда он так охотно делится своим жаром. Мотонари шире развел бедра, чтобы Демону было удобнее, и отдался ощущениям, уже не сдерживая тяжелого дыхания, когда Чика начал дразнить воспаленную плоть языком.
- Я люблю тебя… - все, что ему удалось выдавить из себя между стонами и всхлипами.
Правда любит… Терпит от него все. Возвращается каждый день под горячий бок дикого зверя, пытаясь приручить, привить мысль о доме… о тепле. Единственный, кто действительно волнуется за бедовую белую голову…
- …А бебя тобе, - выдавил Чика, и Мори ответил почти страдальческим стоном. Ну, да, признание в любви с членом во рту наверняка не соответствовало его очередным эстетическим заморочкам, но что ему теперь, молчать что ли?
Демон задвигал головой, все глубже заглатывая чужой член, лаская его во рту, одновременно надрачивая свой стояк, размазывая по нему выступающие капельки. Нари убьет его, когда окажется, что тут нет смазки, так что лучше сразу довести его до невменяемого состояния, чтобы и думать не смог о сопротивлении.
Тонкие пальцы вцепились ему в волосы, Мори подавался вперед, едва ли самостоятельно трахая его рот. Моточика не стал сопротивляться, после сегодняшнего он определенно должен пойти на какие-нибудь уступки, так что пусть… Нужно просто расслабить горло, позволяя головке скользить внутрь, посасывая её и прижимая языком к небу
Было уже плевать на все, хотелось только разрядки. Нари дергал бедрами все беспорядочней, тело отказывалось повиноваться. Сведенные напряжением мышцы срывались на половине движения, и Демон пользовался этим, все активнее лаская чувствительную головку, но когда он крепко обхватил его член у основания, с силой давя на нее языком, Мори не выдержал. Заметался, то ли пытаясь оттолкнуть Чику, то ли притянуть его ближе.
Кажется, он кричал, кончая в тесное горло. Удовольствие было таким же ярким, как вспышки недавних молний, и пускало по его телу столь же мощные разряды, заставляя сильно дрожать.
- Блять, - тихо пробормотал Демон, сглатывая. На что только не пойдешь ради любимой стервы. Особенно если в результате Нари едва не плачет от удовольствия и в ближайшие пару минут, будет не в состоянии оказывать никакого сопротивления.
Полюбовавшись пытающимся свернутся в клубочек телом, он нежно поцеловал Нари за ухом, так как он любит и быстро, пока состояние блаженного ничегонепонимания не покинуло любовника, раздвинул его колени. За прошедшие полгода тело Нари привыкло к нему и почти не сопротивлялось осторожным прикосновениям, дало себе волю просто наслаждаться ими, пока разум все еще витал в облаках. Мори лишь застонал тихо, когда его ягодицы развели в стороны, и к входу прижалась горячая головка.
- Я сегодня мечтал о том, как возьму тебя под звуки грома, - первый толчок в неподготовленное тело, и Мори взвыл так, что перекрыл громыхание бури, - и сверкание молний. Нари уже не был такой тесный, как в их первый раз, растянутое кольцо мышц легко принимало член Демона, - Хотел сразу поехать к тебе, повалить на пол в гостиной, так чтобы мы в окно могли видеть весь город, - Он вламывался в горячее тело, не обращая внимания на жалобные стоны, - чтобы весь город знал, что ты принадлежишь мне.
Мори вцепился в плечи Чики, задыхаясь от боли и стонов, оставляя на загорелой коже красные следы, дергаясь в попытках устроиться удобнее. Но Демон лучше знал, что делать. Первые несколько рывков выбили слезы из карих глаз, но дальше дело пошло легче. И скоро Мотонари уже извивался и вздрагивал под тяжелым телом, постанывая в такт сильным толчкам.
Нельзя прощать зверю все. Завтра он его накажет за сегодняшний вечер. Обязательно накажет, чтобы Демону было неповадно, чтобы знал свое место и никогда не смел делать… так… так хорошо.
Тело покрылось испариной. Вставший член терся об стальной пресс Тесокабе, заставляя Мори все резче двигаться навстречу своему Демону. Кровать под ними скрипела, как в дешевых фильмах, заставляя Мори почувствовать, что ему самому цена невысока. Однако это скорее возбуждало…
- Наверняка сейчас думаешь какие-нибудь гадости, про меня и скрипучую койку, - довольно оскалился Чика и цапнул Мори за сосок. Любовник только фыркнул, никак впрочем, этого факта не отрицая, - И возбуждаешься от этого еще сильнее.
Этого Мори тоже отрицать не стал, наоборот насадился на него, еще сильнее, вздрогнул и сжался, когда за окном блеснула молния и рыкнул гром. Гроза, похоже, решила на последок вдарить от всей души и испуганный громовыми раскатами и диким воем ветра, Нари потянулся к нему, обхватил за шею, прижимаясь сильнее.
Тесокабе откинулся назад, усаживая его себе на колени, приподнимая и опуская его бедра. Внутри у Нари было обжигающе жарко, и сжимал он член Демона в таком положении куда сильнее.
- Не бойся, детка, я тебя защищу, - ресницы Мори были влажными от выступивших слез, Чика губами подобрал катящуюся по щеке капельку и резко насадил любовника на себя, до упора, так чтобы член полностью исчез в покрасневшей от трения дырочке.
Мотонари запрокинул голову, громко вскрикивая и сильнее цепляясь за уже исцарапанные плечи. Чертов зверь чувствует все его слабости, особенно, когда они сливаются в одно целое… Нари снова прижимается к твердой груди, начиная медленно покачивать бедрами. И тут же громко всхлипнул: при каждом движении член задевал простату, посылая в мозг сгустки острого удовольствия. Для верности Мотонари прикусил плечо любовника, охаживая соленую кожу языком, ускоряясь и все сильнее сжимая его внутри себя.
Он еще отомстит зверю за сегодняшнюю ночь. Обязательно. Но потом. Ради солнца. Потом… Сейчас хотелось, чтобы белый жар окутал его тело изнутри, чтобы заставил его забыть о том, кто он и где находится, и помнить лишь о том, что принадлежит своему зверю, так тесно прижимающему его к себе, что тело перестает слушаться, а воздуха не хватает.
Как же Чика любил эти моменты, когда Мори теряет контроль над собой, когда просто двигается на нем, позабыв о всяких условностях. Когда он послушный и одновременно дикий, Когда кажется, что это не Демон его берет, а сам Мори его трахает.
- Люблю тебя, - выдыхает он между стонами, чувствуя, как ему на грудь и живот изливается теплая жидкость. Нари так сильно сжал его, что Чика не может двигаться, не может даже завыть от удовольствия. Дыхание перехватило, он просто хватал воздух ртом, пока Мори не отпустил его шею, не откинулся на спину, соскальзывая с него.
Чика кончал, глядя на то, как расслабляется тело любовника, как он тяжело дышит приоткрыт ртом. Даже к себе не прикасался, чтобы кончить, внизу живота просто взорвалось что-то, а потом такой же взрыв произошел в черепной коробке и Демон просто отключился, почти упав на распростертого перед ним парня.
Было уже плевать на стихающий гром. Буря миновала, оставив два обессиленных любовью тела.
Нари бессознательно водил пальцами по взмокшей спине Чики и целовал белые волосы. Ни один любовник никогда не доводил его до тотального опустошения, пока не появился этот зверь. Не было никакого желания двигаться, только скользить руками по влажной коже, вдыхая тяжелый запах бензина, пота и секса. Нари отстраненно подумал, что через пару часов голова начнет раскалываться от этого всего, но лишь мыслями и ограничился.
- Не пропадай… - тихо прошептал Мотонари, прижимая тяжелое тело еще плотнее к себе, - не знаю, что буду делать без тебя…

Чика только кивнул согласно. Эта ночь вымотала его, а Мори был таким теплым, его хотелось прижать к себе покрепче и игнорировать все его попытка выбраться из кровати на рассвете. В конце концов, после такой грозы небо наверняка затянуто тучами, приветствовать солнце все равно бесполезно. Осталось только придумать как его на работу утром не пустить.
- Детка, если окажется что я простудился, тебе ведь надо будет остаться и ухаживать за мной, ммм? – Чика ткнулся в плечо любовнику, одновременно пытаясь нащупать на полу одеяло. Нашел наконец-то и укрыл их обоих. Было что-то необъяснимо прекрасное, в том, чтобы лежать прижавшись к друг другу на узкой койке и слушать как по крыше стучат капли дождя.
- Если ты еще и простудился, я тебя сам придушу… - пробормотал в ответ Мотонари, закрывая глаза, - хорошо… я не пойду на работу. Только не болей… люблю… тебя, - Мори проваливался в сон и был счастлив, - но я должен встретить Нитирин…
- Ну, хоть работе ты меня предпочел, - приторно-тяжело вздохнул Чика, - что против Нитирин я не выгребаю, это я давно в курсе.
Мори в спор вступать не стал то ли потому что спал, то ли потому, что был полностью согласен.
- Зато ночами ты мой, солнышко, - жарко выдохнул Демон в чуть подрагивающие ресницы, - Может, когда-нибудь, я еще и парочку закатов отвоюю.
Тонкие пальцы коснулись его губ, не позволяя продолжить богохульственые речи. Ничего, Чика и не собирался продолжать и отнимать у них те несколько самых сладких, предрассветных часов сна, в которые они могли принадлежать только друг другу.







@темы: PWP, Макси (от 7 000 слов и больше)

Комментарии
2012-05-09 в 22:02 

Angrem
Мир — это иллюзия и можно покорится ей, что большинство людей и делают, или бороться (с) Любое изречение, произносимое громко и долго, со временем становится истиной (с)
Уф, ребяяят... вы супер. Я это читала с таким всепоглощающим напряжением - застанет-не застанет, попадутся- не попадутся, дурак Чика или не дурак? Еле выдохнула, когда эти придурки всё же не :-D В общем, нервы пощекотали )))))
Глава отличная. Признание с членом во рту - это отдельное ыхы :-D
Спасибо!

2012-05-13 в 23:17 

MarisMar
Сражаясь с неизбежным, мы обретаем смысл в бессмысленном
Angrem, спасибо Х)) Мы сами себе нервы щекотали в процессе, но Чика таки дурак ХДДД

2012-05-14 в 00:24 

Angrem
Мир — это иллюзия и можно покорится ей, что большинство людей и делают, или бороться (с) Любое изречение, произносимое громко и долго, со временем становится истиной (с)
Дурак-дурак, ещё какой, но это ж Чика :-D У него есть умный Мори, хватит с него мозгов. Нет, на самом деле я люблю Чику.
Но как меня радуют ваши истории, вы бы знали )))))

2012-05-14 в 00:33 

MarisMar
Сражаясь с неизбежным, мы обретаем смысл в бессмысленном
Angrem, я тоже люблю Чику, но дурак же Х)))
Радует, что кому-то нравится)))

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Basara Fanfiction

главная