Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
20:58 

Продолжение фанфика про цветочный горшок

Red_Night
- А ты правда ко мне из сказки пришёл? - Угу. - А из какой? - Из доброй. - Выгнали, да?
Часть шестая. Про то как (не) нужно злить Тигров.
Санада Юкимура/Дате Масамуне.
NC-17
Яой, хардкор, ООС




- У тебя есть обезболивающее? – первым делом поинтересовался Дракон, когда они загрузились в машину Юкимуры и, не дожидаясь ответа, полез в бардачок. Пока они сидели у Демона в гараже, у него ничего не болело, но после прихода сучки-Мори и нелегкого разговора с Кодзюро голова разболелась ужасно. Хотя он возможно просто через чур сильно ей стукнулся.
«Я уже привык, что вы ведете себя как капризный ребенок.»
Пошел ты Кодзюро! Если так считаешь, то пусть так и будет, он не намерен появляться дома и на работе дня два, как минимум. Он запрется с Юкимурой в спальне и будет изображать тяжелораненого.
Выловив пакетик с обезболивающим, Дате закинул в рот стразу три вместо положенной одной таблетки и откинулся на сидении, дожидаясь пока они подействуют. Часы на приборной панели показывали 02:37, гроза продолжала бушевать, а Масамуне чувствовал, что «отъезжает». Будто бы повис во всем этом великолепии стихии, отгороженный стеной лобового стекла.
Юкимура молча двинул с места, на Масамуне он даже не глядел, а тому так хотелось тепла…
- Baby? – снова позвал он и запустил руку в волосы своего Тигра, пытаясь притянуть к себе для поцелуя, не обращая внимания, что они уже выехали на проезжую часть и на спидометре 65 км/ч.
Санада дернулся, укорачиваясь от загребущей лапы.
- Ты и меня угробить решил? - все-таки злость прорвалась наружу, заглушая радость находки. Дракона это видимо только развеселило. Санада чувствовал, что всерьез заводится, глядя на самодовольную мину ящерицы, - Не трогай меня, пока не доедем... Сколько ты выпил? - взгляд упал на пустую пачку из-под лекарства, - о нет... Масамуне, ты самоубийца! - Тигр затормозил у обочины и повернулся к Дате, хватая его за плечи, - псих... Острых ощущений тебе не хватает? Так хочешь, я тебе устрою!? - Санада сильно тряхнул Дракона, перекрикивая шум бури, - чтобы ты успокоился, наконец, ненормальный!
Затих Юкимура так же резко, как вспыхнул. Он только что наорал на любимого человека.. Что же этот самый человек сделал с ним такого? Ведь раньше он бы даже голос не посмел на него повысить. Разве что только в бою.. А тут... Тяжело вздохнув, Санада вновь выехал на дорогу, желая скорее довезти свое персональное наказание до дома
Wow… Wow! Санада только что наорал на него. Not bad! Мальчик растет…
Не смотря на то, что они с Санадой были одногодками, он всегда думал о нем, как о младшем. Иногда ему и вправду казалось, что он встречается с ребенком, а когда он в первый раз очутился с Юкимурой в одной койке, то даже обозвал себя педофилом.
Но бывали моменты, когда Тигр сполна демонстрировал свою взрослость. И в такие моменты Масамуне заводился еще сильнее. В такие моменты ему хотелось повалить парня на любую горизонтальную (а можно просто прислонить к любой вертикальной) поверхность и… Вот тут мысли путались, потому, что он конечно хотел Юкимуру так, что аж член из штанов выпрыгивал, но какая-то его часть хотела, чтобы взрослость Санады проявилась и дальше, к стенке оказался приперт сам Дракон.
- Устрой, do it, - нагло улыбаясь, предложил Дате, - всегда хотел, посмотреть, что из этого выйдет.
И пока Юкимура еще ничего не сообразил, ловко поменял положение тела, садясь в кресло полубоком, и наклоняясь к его паху. Расстегнул молнию и потерся носом об ткань белья.
Санада закатил глаза, призывая себя к терпению. Он ему просто нужно дотащить невменяемого Дракона до квартиры, которую они снимали специально для своих встреч, запихать больного под душ и...
Пальцы сами крепко вплелись в русые пряди, сгребая их в кулак. Пусть лучше так, чем этот ненормальный выпрыгнет из машины и, хохоча, унесется в бурю. С него станется. Именно такое оправдание придумал себе молодой Тигр, сильнее вжимая Дракона лицом в свой пах. Горячее возбуждение прокатилось по телу, не давая сомневаться в собственных действиях.
- Можешь сначала на вкус попробовать, - недовольно проворчал Юки, глядя исключительно на дорогу.
От того, что Юкимура не засмущался, не попытался его оттолкнуть, а наоборот – крепче прижал к паху, разрешая ему любое безумство, Дракон завелся еще больше. Он никогда еще не делал ничего подобного. Fuck отсасывать Тигренку, когда тот находится за рулем везущей их домой тачки! Охренеть всего одной аварии хватило, чтобы он из парня, одним своим видом заставляющего течь всех шлюшек, превратился в одну из них.
Высвободив полувстваший член Юкимуры, он на пробу лизнул головку и провел языком по уздечке. Сосать в таком положении было чертовски неудобно, у, и так не являющегося докой в этом деле, Дракона мгновенно затекла шея и разболелась потянутая во время падения поясница, но от своего он не отступил. Взял стояк в рот, языком прижимая головку к щеке, посасывая и не давая Юкимуре толкнуться глубже.
На секунду перед глазами потемнело. Дракон не часто снисходил до подобных ласк, а уж об этой ситуации и вовсе нечего было сказать... Пальцы только крепче вцепились в драконьи волосы, заставляя впустить его член дальше. Это было, черт возьми, настоящим испытанием. Ночь, дорога, буря за окном и буря чувств, вызванных этим сумасшедшим, который, почувствовав твердую руку, кажется, совсем с ума сошел. Задвигал языком вдоль ствола, аккуратно коснулся нежной кожи зубами, отчего у Юкимуры случился новый приступ потемнения, постарался заглотить член полностью, но Санада оттянул слегка зажатые в кулаке пряди, не давая этого сделать, опасаясь за сохранность горла Дате, ведь если машину подкинет... Дракон вернулся было к посасыванию головки, но сильная рука не дала сделать и этого, заставив полностью выпустить член изо рта и уложить голову на его колени.
- Вылизывай, - коротко и тихо приказал Тигр, набирая скорость.
О черт. Масамуне чувствовал, что полностью теряет себя в этих уверенных руках и командах. Если бы он знал, что небольшая авария, пара банок пива на пустой желудок и три таблетки обезболивающего приведут к такому результату... Возможно, он бы уже давно рухнул с байка.
Рука в волосах сжалась сильнее, подталкивая к полностью вставшему члену, и Масамуне провел языком по солоноватой, бархатной коже, подхватил с головки каплю смазки и снова попытался взять в рот, но его опять дернули за волосы.
- Ты сегодня жестокий, - через силу рассмеялся Дракон и снова лизнул ствол. Какова бы не была причина, Юкимура хотел от него именно этого, заерзал на сидении, сипло выдохнул и сильнее вжал педаль в пол.
Масамуне уже самому безумно хотелось прикоснутся к себе, собственный стояк требовал внимания, но одной рукой он держался за сидение, а второй помогал себе. Хорошо хоть на нем были спортивные штаны Демона, собственные при падении разошлись по шву от середины бедра до колена, и член ни во что не упирался.
- Dammit! – Прошипел Масамуне, жадно вылизывая чужой ствол от основания до головки, - когда мы уже приедем?
Санада ничего не ответил, резко выворачивая руль вправо, так что Дракона просто вжало в него, и Тигру едва удалось сдержать стон. Они въехали во двор, немного их потрясло по гравию, и машина, наконец, остановилась. Дате дернулся было подняться, но властная рука опять удержала буйную голову, снова подталкивая к своему члену. Свободной рукой откинул спинку своего кресла, устраиваясь удобнее, после чего провел пальцами по влажной щеке Масамуне..
- Ты заслужил, - голос дрожал, но не от смущения, как всегда, а от желания. Желания показать чертову идиоту, что не он один может делать, что вздумается.
Дракон так и не понял, что именно он заслужил, для него все происходившее было кайфом. Давно уже у него не было такого секса – грязного, быстрого, без изысков и нежностей. Просто горячий член, который на этот раз разрешили взять в рот и уверенная рука в волосах. Если бы еще можно было подрочить себе по-быстрому…
Юкимура выгибался к нему навстречу, одновременно надавливая на затылок, трахал его рот с такой безжалостностью, что Масамуне на секунду показалось, что у него глюки, что он сейчас с кем-то другим, а вовсе не с ласковым тигренком, боящимся ему больно сделать каждый раз. Дракону неоднократно хотелось, сказать парню, чтоб прекратил так нежничать с ним, что они не трогательная парочка старшеклассников, но, похоже, он умудрился довести Санаду до такого состояния, что тот сорвался без всяких объяснений.
- Кончай уже, - прохрипел, выпуская на секунду горячий член изо рта, - прямо тут.
Юкимура недовольно рыкнул, снова проталкивая член в горячий рот. Этому ненормальному нравится.. Пусть наслаждается. Нужно было совсем немного... Скользкая от слюны головка протиснулась в узкое горло, Дате хрипло застонал, и от этой вибрации Тигр сошел с ума, кончая в тесный жар. Обмяк на несколько секунд в кресле, справляясь с дрожащими мышцами. Мягко погладил кашляющего Дракона по волосам и снова сгреб их в кулак.
- Выметайся, - он оттолкнул его голову от себя, застегивая брюки, и вышел из машины.
Пришлось сглотнуть, чтобы не запачкать Юкимуре весь салон. Черт, как же его уносит… Масамуне еле выбрался из машины, хорошо хоть Санада придержал его за плечо и пробуксировал ко входу. Очень хотелось признаться в любви, сказать, что ему понравилась эта брутальная сторона приятеля, но Дракон боялся лишний раз выдохнуть через рот – его мутило, обезболивающие вместо того, чтобы отключить его разум от боли, просто поселило ее и сознание в разные уголки мозга. Он чувствовал и одновременно не чувствовал боли. Будто это была чужая боль, а не его.
У этого чужого дико раскалывалась голова, пульсировали болью царапины на руках и лице, ныл украшенный синяком бок… А вот саднящее горло и кисловатый привкус полностью достались Масамуне.
- Baby, у нас есть тут мазь с обезболивающим? – заплетающимся языком спросил Дракон, покорно заталкиваясь в лифт, и не давая парню ответить, повис на нем, целуя и потираясь об него.
Санада придавил дракона к стене лифта, отвечая на поцелуй и сжимая его член сквозь тонкую ткань.
- Больно, да? - скорее злорадно, чем сочувственно прошептал Юки на ухо любовнику, - терпи. Это все твои выходки, которые уже всех достали!
Они почти выпали из лифта к дверям своей квартиры. Санада придержал нездорово посмеивающегося Масамуне, вводя код, открывающий дверь, а потом толкнул его в открывшийся темный проем, заходя следом.
- Ого,да ты зол сегодня, - Масамуне догадывался, что причина плохого настроения Юки в сегодняшнем происшествии, но все равно не понимал, с чего так заводится? он не против грубых игр, но слова про то что его выходки всех достали ему не поправились.
- Fuck you, Санада Юкимура! не нравится - проваливай, - завелся в ответ Дракон. развернулся спиной к ошарашеному Тигру и потопал внутрь квартирки.
Это логово они снимали уже месяца четыре, после того, как Такеда едва не застукал воспитанника верхом на Драконе, но Дате все еще не мог запомнить расположение мебели, так что навернулся еще в гостиной. Растянулся на полу и едва не взвыл от жалости к себе, побитому и брошеному
Тигр фыркнул и двинулся следом за персональным апокалипсисом. Не включая света, обошел все преграды и поднял несчастного в вертикальное положение.
- И как тебя бросить? Ты же себе шею свернешь, пока до кровати доберешься, - рычал злой Юки, волоча на себе слабо упирающегося Дате, - какого хрена я тебя ищу ночью по всему городу?! Потому что скучно мне что ли? - он швырнул Дракона на постель и тут же оказался сверху, почти крича в лицо Масамуне, - нет, блин! Потому что ты шлюха, даже позвонить не изволишь! - Огонь плескался в карих глазах, а сильные пальцы Уже сжимали футболку на груди любовника, - Как поступать - дело твое, но если ты погибнешь не от моей руки, дрянь, я найду тебя на том свете, и тогда тебе не поздоровится по-настоящему! - закончив, Юки фыркнул, глядя на широко распахнутый глаз Дракона, и поцеловал сжатые губы, выплескивая злость в поцелуй.

На секунду в голове мелькнула мысль, что Юкимуру либо подменили, либо Масамуне успел таки выкурить один из веселых косячков Маеды и теперь ловит отнюдь не веселые глюки... но когда его поцеловали, он уже не мог о своих подозрениях вспомнить. Так целоваться мог только Юкимура. так пылать, сжигать Дракона изнутри мог только он.
- Люблю тебя, - хрипло прошептал Дате, когда ему наконец-то дали глотнуть воздуха.
Ему хотелось прижать Юкимуру к себе, тереться об него безумно, кусать до крови, чтобы знал как называть его шлюхой и дрянью, чтобы... черт, чтобы он знал насколько Масамуне его любит. Давно не получавшее разрядки тело само вжималось в любовника, и даже думать не хотелось, насколько по блядски это выглядит со стороны. Он даже с Демоном так себя не ощущал и не думал даже, что испытает что-то подобное с Юкимурой.
Санаду несло... Он даже не заметил того, что они вроде как поменялись ролями. Сегодня он был прав, и Дракон уже это признал, прогибаясь под ним, чтобы сильнее прижаться возбужденным телом и... Признавался в любви. На секунду Тигр чуть не растекся мурлычащей лужицой, но острые зубы, впившиеся в шею, быстро вернули его к жесткому настрою. И Санада принялся сдирать с чертового идиота одежду... Он легко выскакивал из великоватых на него шмоток демона и вскоре остался совершенно обнаженным под горячими руками и губами Тигра.
Смазка была под подушкой...
Отлично. Кое-что еще осталось с прошлого раза. Пока Юки перегибался через хитрую ящерицу, та успела стянуть с него рубашку и теперь снова расстегивала его брюки... Тигр рванулся обратно, сжимая в кулаке заветный тюбик, снова придавил Дракона к постели и через несколько секунд возни нащупал скользкими пальцами вход в драконье тело.
- Dammit! – не выдержал Масамуне когда в него вошло сразу два пальца, - Аккуратней!
Хотел добавить, что он не блядь в подворотне готовится иметь, а его, Дате Масамуне, давно позабывшую о подобных развлечениях задницу, но решил не нарываться. Сегодня он довел Тигра до состояния озверелости, и ожидать можно было, что угодно, включая и то, что он может с этими словами не согласится. Лучше просто заткнуться и попробовать получить хоть какое-нибудь удовольствие.
Юкимура, явно не имевший опыта в подобного рода делах, а вернее имевший его лишь в пассивной роли, принялся за дело через чур уж рьяно. В какой-то момент Дракону показалось, что его просто порвут, и он тут же двинул парня пяткой по плечу.
- Fucking! Имей совесть, Санада Юкимура, я с тобой в первый раз был нежнее.
- С башкой своей будь нежнее, - вызверился Санада, но движения замедлил, аккуратнее растягивая и смазывая тугое отверстие, - а то ей много достается... - добавил он уже тише, накрывая рукой его член, обхватывая и надрачивая в такт толчкам пальцев в его тело. Скоро Дракон перестал вздрагивать от боли, и Юкимура добавил еще один палец, оставляя засос на выгнутой шее.. Даже среди десятка синяков он будет выделяться яркостью.
Когда Масамуне, не сдержавшись, вздрогнул и застонал от удовольствия, Санада почувствовал, что сейчас просто сойдет с ума...
Он быстро смазал себя и прижался головкой к закрывающемуся анусу.. Помог себе пальцами, протискивая ее внутрь и, удерживая дернувшегося Дате, толкнулся вперед, входя до середины.
Чика был куда больше, но видимо, Масамуне не хватало парочки стаканов виски, а лучше и не парочки, а лучше и не стаканов, чтобы расслабиться. Немного помогли дыхательные упражнения, но в какой-то момент он сбился с правильного дыхания и просто откинулся на спину, разводя ноги шире и позволяя Юкимуре насадить себя до упора.
- Двигайся, - потребовал почти сразу, - Hurry up, Санада…
Ему всегда было легче пережить боль сразу, чем медленно привыкать к ней. Тигренок хоть и был поспешен, но смазки использовал достаточно, чтобы просто неприятное не превращалась в мучительное. Немного подождать… Мышцы привыкнут, растянутся, станет полегче, а потом может Юкимура найдет нужный угол чтобы…
Масамуне едва не взвыл, когда член проехался по простате, и мозгу вспыхнула ослепительно белая вспышка. А потом еще и еще одна – повинуясь его команде, Санада задвигался быстрее, будто бы собрался душу из него вытрахать. Но так просто принимать поражение он не собирался.
- Любишь меня, Санада Юкимура? Любишь ведь, хоть и зовешь шлюхой.
- Люблю, - выдохнул Санада, в очередной раз войдя до упора и замерев в сумасшедше узком теле, - я люблю тебя, Масамуне... – и снова бешеное движение. Тигр терял голову от ощущения того, как тугие мышцы расступаются перед его членом, чтобы снова сомкнуться чуть ниже головки и сжать в попытке вытолкнуть, как хрипит под ним Дракон, когда он входит в него полностью, как сильные пальцы сжимают его плечи… Санада потерял ощущение реальности, просто вбивался в тесное тело, даря удовольствие.
Он не хотел потерять Дракона.. и, если потребуется, он всегда будет держать его в крепких руках, не давая сорваться…
Юкимура обхватил его лицо ладонями, поцеловал требовательно, коснулся языком ранки на губе, и после этого мир для Масамуне исчез. Остались только боль – тянущая в побитом теле и резкая, разрывающая внутри, и удовольствие, такое яркое, что за ним не видно было мира за пределами двуспальной кровати.
Откуда-то справа раздался дикий грохот, который Дракон сначала принял за очередной раскат удовольствия, пронзавший его от паха до кончиков волос, но загрохотало снова, уже тише, и Масамуне вспомнил, что справа у них окно, за которым, как сходились в битве боги молний.
Гроза была его стихией, никогда ему не было настолько хорошо, как под металлическими небесами, готовыми разверзнутся ему на голову гневом богов. В такие моменты ему сопутствовала удача… Он думал, что сегодня полные стали небеса подвели его, но нет, они дали ему больше, чем просто поездка на байке сквозь океан грозовых слез. У Масамуне теперь есть кое-что лучше – сошедший с ума, но не потерявший контроль Тигр.
- Hurry up! – буря вторила его голосу, заставляя насаживаться сильнее, царапать чужую спину и подставлять шею под беспорядочные поцелуи, - Hurry up, Санада Юкимура!
Он задыхался от счастья.
Скорость движений стала смыслом жизни. Гроза словно подгоняла взмокшее разгоряченное тело, отнимала у Санады контроль над ним, выгибала и снова и снова бросала вперед.
Чувствуя, что скоро просто взорвется, Юкимура вцепился в бьющееся под ним тело, стараясь унять свою дрожь и продолжая двигаться. Искры плясали перед глазами, превращая блестящую кожу Дате в чешую, по которой он с удовольствием водил языком, собирая соленые капли.
- Мой… - он не слышал, шептал ли он или кричал, изливаясь во влажный жар драконьего тела.
Собственное горячее дыхание обдирало горло, похоже, он неплохо его сорвал, когда орал, как припадочный, кончая под Юкимурой. Dammit, что за день? Он не смог удержать байк на повороте, клеился к Демону, как последняя шлюха, едва не врезал Мори Мотонари, а теперь вот подставил задницу Санаде, хоть обещал себе, что этого никогда не случится…
Масамуне крайне, до последнего не хотел, чтобы Юкимура знал об этой грани его натуры, но сейчас, лежа под тяжело дышащим, слизывающим капельки пота с его груди, парнем, испытывал только облегчение и счастье, а вовсе не желание подорваться и метнутся в душ.
Пошло оно все! Случилось и случилось, ему уже давно не пятнадцать лет, чтобы истерить по этому поводу. Юкимура обнял его подминая под себя и Дракон невольно застонал – полученный сегодня синяки дали о себе знать.
- Осторожней, Санада! Хватит того, что у меня по твоей вине болит задница, ребра хоть пощади, а?

- Не пощажу, - буркнул Юкимура, укладываясь рядом с ним на прохладные простыни. Он сам не верил в то, что сейчас произошло, а еще не верил в то, что мог потерять своего Дракона, но многочисленные отметины на теле шального любовника говорили о том, что вероятность была высока.. Проведя пальцами по волосам Масамуне, Санада стянул с его лица повязку и коснулся губами сросшегося века, пробуя на вкус застарелый шрам, чтобы тут же сравнить его со свежей ссадиной. Молодой Тигр покрывал тело Дате поцелуями, стараясь слизать боль с любимого тела. Сегодня ему все можно. Он едва не потерял то, что любил больше всего, - Если ты бездарно погибнешь, Масамуне... я тебя не прощу, - шептал он на ухо Дракону, оглаживая и прижимая его к себе.
- Shut up, Санада, - ему нравилось слушать Юкимуру, но нужно снова показать кто тут главный, а то Тигр может совсем от рук отбиться, - ты ужасный – не дал ничего обезболивающего, наорал, назвал словами, за которые тебе еще прилетит в face, я уже молчу про то, что было потом.
Исследовавшие его тело губы замерли на превратившемся в сплошной синяк плече. Судя по напряженному сопению, Юкимура испытывал муки совести и не знал, что ему делать в первую очередь: просить прощения или бежать за аптечкой.
- Лежи уже, Tiger, - Масамуне обнял парня раньше, чем тот успел подорваться с кровати, - Я отрубаюсь и не переживу, если меня попробуют оторвать от подушки, - Горячие губы снова коснулись глазницы, Юкимура согревал его прикосновениями, а от приоткрытого окна несло прохладой и свежестью. Гроза превратилась в простой дождь, крупные капли дробью разбивались об окно, но это только убаюкивало.
Дракону снова хотелось сказать, что он любит, что ему хорошо, что никто не давал ему столько любви и никто не понимал его так как это чудо с хвостиком. Хотелось извиниться и признать собственную дурость, что угодно лишь бы Санада не дулся на него. Хорошо, что он уже спал и с приоткрытых губ слетел только сонный вздох.




@темы: Date masamune, PWP, Sanada yukimura, Макси (от 7 000 слов и больше), Яой

Комментарии
2012-12-16 в 03:10 

Martin Jorgensen
Пустил саундтреком Роба Халфорда, альбом "Resurrection" трек "Slown Down" и отбыл в нирвану *__*

2012-12-16 в 13:37 

Red_Night
- А ты правда ко мне из сказки пришёл? - Угу. - А из какой? - Из доброй. - Выгнали, да?
надо попробовать...

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Basara Fanfiction

главная