12:32 

Старшая школа Basara часть 18

MarisMar
Сражаясь с неизбежным, мы обретаем смысл в бессмысленном
Автор: MarisMar Red_Night
Название: Старшая школа Basara
Бета: нет
Жанр: слэш, яой.
Рейтинг: NC-17
Пейринг: Чика/Мори, ДатеЮки.
Предупреждение: AU, ООС.

Часть 18

Мотонари не надо было объяснять, что теперь спокойного отдыха им не видать. Он стоял за Чикой и видел, как напрягается его спина, как он готов броситься вперед в любой момент и как готов защищаться. Словно этот мальчишка мог всерьез ему досадить… Странно.
- Моточика… - Мори взял Демона за локоть, отчего тот дернулся и сразу как-то сдулся, стал меньше и мягче, потом повернулся к нему и улыбался едва ли не виновато, но упорно пытаясь нацепить привычную нахальную маску, - я не буду спрашивать. Сам расскажешь.
Демон попытался отнекаться, но Нари приподнялся на носочках и поцеловал его в уголок губ, а потом его окликнул Маеда, успевший вернуться на кухню. Пришлось наградить Демона извиняющимся взглядом и отправиться обратно в компанию, потому что там уже не могли решить вновь возникший спор без его мнения.
Что ж… Маеда по крайней мере более умело прятал беспокойство. У него все-таки стаж. Было перед кем оправдываться и перед кем юлить. Он не был таким простым, как Демон. Чем больше он разговаривал с Кейджи, тем больше поражался его взглядам на жизнь при таком-то отношении к учебе. Все-таки Кей был уже сложившимся человеком со своим мнением и без всяких учебников. Не то, что он сам.
- Я думаю, что если бы в мире было больше любви, то не было бы войн! – вещал хвостатый, разливая товарищам сок.
- Да-да, - кивнул Сарутоби, - посмотреть, например, на нашего Демона, - в Чику полетела виноградина, которую тот без проблем поймал и, поколебавшись, протянул Мотонари. Думал, небось, что «Солнышко» ему руку отгрызет. Мори угощение принял. Причем так, что сидящая рядом Касуга залилась краской, наблюдая, как тонкие губы обхватывают ягоду и смыкаются на пальцах Демона.
В комнате повисла такая тишина, что Мотонари невольно улыбнулся, отстраняясь.
- Пойдемте купаться, в конце концов, - проговорил он, поднимаясь.
- Голышом? – обрадовался Демон, поднимаясь следом за Мори и стараясь не обращать внимания на сощурившуюся Сайку, - А что? Все равно же темно!
Прилетевшая в лоб виноградина, ясно давала понять, что хорошую идею никто больше не поддержит. Зануууды. Чика ловко послал ответно-виноградный снаряд, но в битву едой ввязываться не стал, ретировавшись следом за Нари.
Догнал Принцессу в коридоре и обнял за талию, целуя в затылок и вталкивая в комнату. Сейчас он чувствовал, что Мори открыт ему, как никогда, но сам Чика не мог перебороть скованность. Он не ожидал увидеть тут Масамуне, он почти забыл, про него, а вот же… Неприятная тайна сжимала сердце, тонкий панический шепоток в мозгах кричал что-то про «Все пропало! Все пропало!».
Демон был уверен в себе – он никогда не расскажет Нари о случившемся, более чем достаточно, что Кей знает, но за малолетку он не мог быть так же уверен. Этот парень просто взбесился, увидев Демона, что будет, если они проведут рядом двое суток?
Немного рассеяно ответив на поцелуй Солнышка, он выпустил его из объятий и потянулся к своей так и не разобранной сумке.
Нари тоже углубился в копание в вещах, раздумывая над поведением Демона. Ему очень хотелось потормошить Тесокабе. Чего это он так напрягся? Впрочем, у двоих школьных имбицилов могли быть свои камни преткновения. Коридор не поделили, например…
Коридор.
Мори даже замер над сумкой, вспоминая тот день, когда их с Моточикой застукал этот мальчишка. Наверное, ему тогда здорово досталось. Отдых испорчен, как минимум, двоим. Мелкому Дракону и мелкому Тигру. Неужели этот чертов шиноби Саске не предвидел такого поворота? Мотонари вздохнул и, вытащив из сумки желто-зеленые купальные шорты, принялся раздеваться. Он почти забыл про Демона, увлеченный своими мыслями.
Так что он едва не подпрыгнул, когда его облапили за бедра и прижали к горячему телу.
- Я не сомневался, что они будут зелененькие, Мотонари-кун, - хмыкнул Чика, прикусывая чужое ухо, - тебе очень-очень идет, детка.
Демон приобнял Нари за талию и погладил по гладкому животу, скользя рукой ниже, забираясь под резинку зеленых шорт и касаясь пальцами жестких волосков в его паху. Мори не стал его отталкивать, хотя и хотел поначалу, об этом говорили его напрягшиеся плечи. Чика поцеловал выступающий позвонок и потерся пахом о ягодицы своего сокровища.
- Задержимся немного, а? – еще один легкий поцелуй и движение пальцами по начавшему твердеть члену, - Море никуда от нас не денется.
- Я, не оборачиваясь, могу сказать, что твои – фиолетовые, - все тревожные мысли покинули голову Мотонари, - а море действительно подождет.
Он сам подался к нему, прижимаясь спиной к мощной груди и задом – к возбужденной промежности, медленно двигая бедрами, толкаясь в сильную руку и все сильнее вжимаясь в любимое тело. Когда им еще выдастся целая ночь на двоих?
Мори сам наклонился вперед, упираясь руками в стену и прогибаясь в спине. Обернулся к своему Демону, разглядывая сильные плечи, прикушенные губы, напряженный пресс… Прекрасен… Он завтра же нарисует его.
Чику разрывало от возбуждения еще с ужина, и хоть появления малолетки немного сбило настрой, он быстро возвращался в норму. А нормой для Демона хотеть трахнуть свое Солнышко, не смотря на последствия и обстоятельства!
Он быстро стянул с Нари шорты и приспустил свои, прижимаясь членом к чужим ягодицам, потираясь о них. Мори неторопливо двигал бедрами, будто играл с ним, толкался в его руку и приглашающее выгибался.
За дверью послышались шаги, кто-то очень немаленький быстро сбежал вниз по лестнице и прошел по коридору. Чика провел рукой по стояку Нари, одновременно зажимая ему рот ладонью. Демон был не намерен делиться стонами своего Солнышка с кем-нибудь, пускай и с лучшим другом.
Мотонари втянул носом воздух, послушно целуя грубую ладонь своего Демона и прикрывая глаза, готовясь принять все ощущения молча. Ну, или хотя бы тихо… Ничего. Ночью они найдут пустой пляж, и им снова не придется сдерживаться, бояться быть застуканными…
Когда Чика ворвался в его тело, он с трудом подавил первый стон, хватаясь за руку Тесокабе, сильнее прижимая ее к своему рту, зажмуриваясь и прогибаясь сильнее. В уголках глаз выступили слезы, но Нари только судорожно вздохнул и сам сделал первое нетерпеливое движение, сильнее насаживаясь, ища удобный угол, и снова едва не застонал, когда Чика подался вперед и задел простату.
- Детка, - выдохнул Чика, позабыв об обещании никогда больше так Нари не называть, - Детка…
Смазки почти не было, но член легко скользнул в горячее тело – за этот длинный день он уже несколько раз брал Нари, его тело стало податливым и принимало немаленький член Демона без особых усилий.
Войдя полностью Чика замер, переживая давление внутренних мышц Нари и приступ мутнящего разум удовольствия. Когда его отпустило до той степени, когда он мог снова двигаться, при этом не рыча и не мешая в одно ласковые слова и ругательства, он немного двинул бедрами. Мори подхватил это движение, будто мысли читал, и двинулся в обратную сторону почти соскальзывая с его члена, а потом снова двигаясь навстречу.
- Ты лучший, Солнышко, - метавшиеся в голове мысли не могли не искать выхода в словах, - Лучшее, что было в моей жизни.
Мори все-таки не сдержал тихого стона, снова зажмуриваясь от боли и желания этой невообразимой близости. Впервые быть для кого-то «лучшим в жизни» - это круче, чем первая доза наркотиков. Чувства и ощущения кружили голову, заставляли двигаться навстречу сильным рывкам, прижимать сильнее ладонь Демона к своим губам, практически плакать от удовольствия, боясь проронить хоть звук, и знать, что обладаешь этим человеком так же, как и он тобой.
Они сломали друг другу броню. Пролезли за все стены. Слились в одно. Губы Мори улыбались под твердыми пальцами, целовали их, шевелились, пытаясь произнести имя… и, кажется, все-таки слезы сорвались с ресниц, упали на пальцы и отдались солью на губах.
Он никогда раньше не плакал от счастья.
Мори всхлипывал ему в ладонь, касался пальцев языком, прикусывал его пальцы и толкался ему в руку… Такой открытый сейчас, такой искрений, такой его, черт побери, Мори. На ладонь то и дело падали горячие капельки слез, но Чика точно знал, что это не от боли, а значит можно продолжать двигаться, не жалея их обоих.
Губы само собой шептали что-то нежное в шею Солнышку, речевой аппарат Чики, как всегда, обходился без участия мозга хозяина, но Нари похоже нравилось, он сжимался и сам двигался на члене любовника, одновременно толкаясь ему в руку.
Вскоре Мори почувствовал, что просто не сможет больше стоять. Колени предательски дрожали, а двигаться становилось все труднее. Судороги сладкими волнами удовольствия брали тело под свой контроль. Он, кажется, скулил… Пытался просить Чику не останавливаться… но лишь шептал и тихо стонал в ладонь, изо всех сил цепляясь за стену, чтобы не упасть. Чика ускорялся, дышал тяжело, говорил, что-то про то, как сильно он его любит и постоянно хочет… про то, как ему хорошо и про то, как ему хочется никогда не покидать это тело.
Нари не выдержал первым, толкнулся в ласкающую его руку, заливая ее своим семенем, и едва не упал, от обрушившихся на него чувств.
Солнышко повис у Демона на руках, всхлипывая негромко и шепча что-то. Демон не разбирал всех слов, он все еще двигался бешено в податливом теле, но ему хватило тихого «люблю».
Они оба сползли по стеночке, опускаясь на колени, не в состоянии больше стоять на ногах. Чика уткнулся лбом в плечо Нари, ежесекундно напоминания себе, что завтра все будут таращиться на засосы, если он не сдержится. А вот распухшие от поцелуев губы, может, будут не так заметны…
Демон целовал свое Солнце и мог бы делать это очень долго, а потом перебраться в душ, а потом на кровать, а потом и вовсе не вылезать из нее, что им то море, но стук в дверь прервал эти планы.
- Чика, я понимаю, что тебя, возможно, сейчас другое интересует, но на Сайку в черном купальнике стоит посмотреть, поверь мне, - Сарутоби, как всегда, не счел нужным сдерживать насмешливые нотки в голосе.
Мотонари приподнялся, убирая волосы с лица и поправляя на себе шорты, коротко поцеловала Демона и потянулся, разминая поясницу.
- Ему не интересно, - ответил Нари своим привычным ледяным голосом, да так, что Сарутоби с той стороны двери поперхнулся, - а вот я посмотрю… - Теперь поперхнулся одевающийся Тесокабе, но Мотонари уже выходил из комнаты, закинув полотенце на плечо и захватив с собой рубашку.
- Я те дам посмотреть, - прошипел Демон, мстительно вытирая руку о кровать Нари. Быстро поправив свои шорты, он вылетел в коридор, где все еще стоял нахально улыбающийся Сарутоби:
- Ты уверен, что тебе можно смотреть на Сайку? – на этот раз голос был серьезным, но наглое выражение глаз выдавало шиноби с головой, - Вдруг Мори это не понравится?
- Тогда я просто прибью тебя, как первопричину. Может Мотонари меня после этого и не простит, но мне хотя бы полегчает… - угрожающе зарычал Чика, отправляясь на веранду, где горел свет и слышался веселый голос Маеды.
Саске отправился следом за ним, и Тёсокабе спиной чувствовал его насмешливую, но не обидную ухмылку.

Вечер выдался темным и на удивление теплым. Волны послушно принимали бросающиеся в них тела, омывая прохладой и солью. Звонкий смех, возмущение, шипение открытой бутылки… Молодежь на то и молодежь, что после обсуждения серьезных тем готова окунуться в беззаботность и волшебный бархат ночи и свободы.
Касуга ласточкой нырнула в темные воды, позволяя им нести себя вслед за течением все дальше от берега. Она была отличной пловчихой, Кенсин-сама однажды настоял на занятиях в бассейне, и девушка, подчинившись, ни разу не пожалела. Вот и теперь она только держала голову над водой, отдаваясь стихии и получая неимоверное удовольствие.
- Я знаю, что ты хорошо плаваешь, - Саске старался не слишком таращиться на видневшуюся из под прозрачной, пронизанной лунным светом воды грудь девушки. Он и так, как последний идиот, вытаращился, когда она появилась на веранде в открытом розовом купальнике, - но все же помни, что если начнешь тонуть, зови в первую очередь меня, ладно?
Не заметившая тихо подплывшего Сарутоби девушка вздрогнула и едва и в правду не хлебнула воды. Сумев удержать голову над водой, она одарила парня таким «ласковым» взглядом, что Саске сам едва на дно не ушел.
- Я не начну тонуть, если ты не поспособствуешь, - фыркнула Касуга, придя в себя, и, больше по привычке, добавила, - дурак.
Не то чтобы Саске ее действительно раздражал. Просто он появился слишком неожиданно. С другой стороны это говорит о том, что она была невнимательна и пропустила потенциальную опасность… И винить Сарутоби в том, что она сама расслабилась – бессмысленно. Девушка выдохнула и улыбнулась.
- Наперегонки до берега!
Девушка проплыла мимо Саске, обдав его веером брызг, и быстро погребла в сторону берега. Окинув взглядом, ночное море, сливающееся на горизонте с небом и лунную дорожку, по которой неторопливо плыли Маеда с Сайкой, Сарутоби развернулся и поплыл за светловолосой головкой. Хвостики Касуги скользили в черной воде, придавая девушке немного мистический вид. Она была похожа на русалку, и он просто плыл за ней, не стремясь перегнать, любуясь девушкой, которая могла быть оказывается не только солнечной и слегка диковатой, но и такой: таинственной и завораживающей.
Сарутоби заметил, что они приплыли к берегу, только когда Касуга развернулась к нему и встала на ноги. Вода достигала ей едва ли до талии.
- Яре-яре! Я, похоже, проиграл! – он нащупал ногами дно и подошел к девушке, - Окончательно и бесповоротно.
То, что Сарутоби не прикладывает усилий, она поняла еще на середине пути. Сначала ее это разозлило, и ей захотелось утопить рыжего наглеца, но потом она все-таки решила не обращать на это внимания. Пусть. Он хороший и добрый. Хоть и дурак. Просто хочет отдать ей все победы. Ну и пусть. Хоть кто-то заботится о ней так же искренне, как Наставник. Мир сразу стал шире и ярче. Захотелось улыбнуться, но сделать это, не набрав в рот соленой воды, было сложновато, так что Касуга просто гребла к берегу, мечтая о теплом чае и хорошей компании.
Когда они доплыли до берега, девушка обернулась к Сарутоби и, выслушав его признание в поражении, улыбнулась и, кивнув, принялась выбираться на берег, где уже ждало полотенце и халат.

Очень хотелось подать Касуге халат, а потом обнять, обхватить руками прижимая к себе и… И он, конечно же, как всегда сдержался, молодец Сарутоби. Отличник. Умница. Таких как ты берут в шиноби!
Парень грустно вздохнул, усаживаясь рядом с девушкой на диванчик-качелю и набрасывая на плечи полотенце. Из окон дома лился золотистый свет, на кухне что-то громыхнуло, не иначе мелкие ищут чего бы пожевать. Саске нашел взглядом плескающегося в воде Демона мысленно моля его не испортить всем отдых очередной схваткой с Датэ. Оставалось надеяться, что Мори его отвлечет, чем тот собственно сейчас и занимался… Саске было не видно, чем они там под прикрытием моря и темноты занимаются, но он не сомневался, что отца Мотонари удар бы хватил, узнай об этих занятиях.
Проследившая за его взглядом Касуга немного покраснела и спешно отвернулась, принявшись разглядывать перила веранды.
- Я никогда бы не подумала, что Мори-кун способен на… такое. Да еще и с Чикой… - отчаянно краснея, проговорила девушка, чтобы хоть что-то сказать, - они такие разные. Сказать кому – не поверят, - блондинка улыбнулась, плотнее запахиваясь в халат и поворачиваясь к Саске, - спасибо, что вытащил меня сюда. Жизнь меня снова удивляет…
Касуга хотела сказать что-то еще, но тут погас свет. Везде: в домике, на веранде, на улице… Перестал тарахтеть генератор, и мир погрузился во тьму. Девушка завертела головой, автоматически взяв Сарутоби за руку, чтобы сориентироваться в темноте.
Свет погас, на кухне что-то грохнуло, а Саске едва не вздрогнул, когда тонкие пальчики сжали его руку. Не давая Касуге приди в себя и отнять руку, он сам крепко сжал ее пальцы. Похоже, за сегодня их отношения побили все рекорды по части сближения. Давно пора было вывести ее на море или просто на природу, это хорошо на нее влияет!
- Эй, что случилось? – луна светила Чике в спину, придавая ему поистине демонический и угрожающий вид, - Напряжение между вами, красавица и шинобище, стало настолько высоко, что перегрузило электросеть?
Радуйся, что мы еще море не вскипятили, - в тон ответил Саске, «не замечая», как Касуга пододвинулась ближе.
- Нет уж, море оставь мне, - буркнул Чика, проходя внутрь дома и, судя по грохоту, ища фонарик, - Сейчас посмотрим, что там… Эй, Солнышко, - это уже, зашедшему в дом следом за Тёсокабе, Мори, - посвети мне своим неземным светом. Развей тьму при помощи этого фонарика на солевой батарейке. Взойди над руинами… Ай! А по голове-то за что?
Касуга тихонько хихикнула, прикрывая рот кулаком, и откинулась на спинку диванчика, поднимая лицо к звездам. Ее ладонь все еще лежала в руке Саске, и девушка не спешила ее отнимать. К тому же он так в нее вцепился… Смешной. Хороший… Дурак.
- Знаешь… что-то меня сегодня тянет оказаться ближе к небу… Например, снова влезть на дом… - она перевела взгляд на крышу домика, уже примеряясь, как бы ловчее туда забраться, - оттуда будет лучше видно…
- Не будем себе ни в чем отказывать, Касуга-тян! С чердака есть выход на крышу, так что заберемся ближе к звездам со всем удобствами, а не как всегда – по голой стенке, цепляясь за щербинки в кладке.
Девушка улыбнулась и послушно поднялась с качели, направляясь следом за Саске. Перед посиделками на крыше стоило переодеться в сухие вещи и захватить с собой пару покрывал.
Из подвала слышался грохот инструментов Чики и мелькал свет от фонарика, который держал Мори. Наклонившись к Касуге, Сарутоби прошептал самым зловещим голосом, на который был способен:
- Все как в ужастике, да? Группа молодых людей на отдыхе, внезапно погасшее электричество, подозрительные звуки…
- Твою ж!.. – раздалось из подвала, Чика был явно зол, но не желал сдаваться в бою со зловредной техникой.
- Очень подозрительные звуки, - притворно округлил глаза Саске.
Не сдержавшись, по началу испугавшаяся Касуга хихикнула и юркнула в дом. Она легко ориентировалась в помещении без электричества. Свет луны проникал в распахнутые окна и давал достаточно освещения, чтобы не налетать на предметы. К тому же она за этот день уже не раз здесь прошла и запомнила все повороты. Во всей школе было только двое равных ей в этом деле. Один из них сейчас шел рядом, словно не произошло ничего необычного, и свет – это вообще лишняя деталь, портящая ночь.
- Я переоденусь и подойду к выходу на чердак, - с этими словами девушка свернула в свою комнату и прикрыла за собой дверь, остановившись на пороге и давая глазам привыкнуть к новому уровню темноты.
Одеваясь, она думала о том, что происходит что-то необычное, чего в ее жизни раньше не случалось, да и не могло случиться. Ведь раньше она была одна. Нет, конечно, был еще Кенсин-сама, но он был на совершенно другом уровне… там далеко-далеко… А она была одна. А теперь у нее есть друг, чье сильное плечо уже прислонилось к косяку ее двери… А может он больше чем друг?
Саске не понадобилось много времени на переодевание, еще быстрее он спустился на первый этаж, сунул нос в подвал, полюбовался, как Чика врезал кулаком по генератору, после чего там что-то заурчало, а Демон довольно заулыбался. Видимо, электричество скоро будет. Или его не будет вообще.
На кухне он застал мелких: Дате выглядел уже гораздо более спокойным, а Санада отчаянно зевал.
- Ужин при свечах? – невзначай поинтересовался Саске, вспоминая как мальчишки шли держась за руки.
- Shut up, Сарутоби, - грубовато, но не зло ответствовал Одноглазый Дракон.
- Страшный ты, Масамуне-кун! Как я теперь Юки с тобой в одной комнате оставлю?
- Саске, Масамуне-кун, - Санада растерянно переводил взгляд с одного скалящегося друга на другого, - не ссорьтесь…
Вот уж делать ему больше нечего, только с юным отморозком ссориться! Масамуне, видимо, был того же мнения и просто отвернулся. Не глядя на мелких, парень прихватил пару банок с газировкой и несколько яблок.
- Не сидите долго, а то завтра до обеда продрыхните.

Касуга вынырнула из комнаты, прихватив с собой пару пледов, и наткнулась на школьного шиноби, поджидающего у выхода.
- Саске… я же сказала, что подойду…
- Мне страшно одному по темным коридорам ходить, - отшутился Сарутоби, удобнее перехватывая свою ношу, и они отправились на крышу. На лестнице девушка помогла однокласснику с провиантом, и парочка выбралась на свежий воздух. Отсюда с крыши открывался чудесный вид на бухту, а в частности, на сидящих в обнимку у самой линии прибоя Маеду и Магойчи. Касуга даже засмотрелась на них. Наверное, это место волшебное. Потому что самые несочетаемые люди во всю ходили рука об руку и обнимались по углам.
Щеки девушки заалели. Ведь получается, что они с Саске тоже вроде как пара. Она обернулась к парню и удивилась его волнению. Обычно самоуверенный и наглый мальчишка сейчас явно робел… Девушка улыбнулась ему и, кивнув на сладкую парочку на побережье, сказала:
- Не будем на них смотреть. А то Магойчи узнает, и мы этого не переживем, - с этими словами она постелила плед на крышу и опустилась на него так, чтобы смотреть в сторону леса.
- Яре-яре, а я только хотел на Маго… на море полюбоваться, - подмигнул девушке Саске, опускаясь на плед и ставя на удобный выступ банки с напитками, - Чика обещает починить генератор. Ну, как обещает, скорее угрожает…
Касуга улыбнулась, садясь рядом, хотя и чуть дальше, чем Сарутоби надеялся. Приняла протянутый напиток и обхватила свои колени руками, уставившись в ночное небо над кромкой леса. Хвостики она успела подсушить, и теперь волосы переливались в лунном свете еще красивее, чем во время их заплыва. Красивее, чем когда бы то ни было.
- Извини меня еще раз за все, что случилось, - Саске совсем, не хотел возвращаться к этому, но другие слова, которые приходили ему в голову, он тоже не был готов произнести.
- И ты меня тоже прости, - Касуга, наверное, слишком резко повернулась к нему, - я не хотела тебя обидеть, - я... - она всматривалась в лицо друга и видела томительное ожидание, словно он сдерживается в драке, опасаясь показать новый, но сильный прием... Так сражаться не честно, - не знала, что ты такой ревнивец...
«Ревнивец»? Давно Саске не чувствовал себя таким ошарашенным. Он не ревновал Касугу к Дате, вовсе даже нет, кому может прийти в голову ревновать к этой мелкой ящерице? Просто он был задет ее невниманием. А Дате просто попался под руку, это и Юкимуре понятно.
- Я не ревнивый, - Сарутоби на пробу представил, что Касуга начала встречаться с Нагамасой. Это было одновременно забавно и неприятно, - ну не больше, чем положено парню, который, - «влюблен в тебя последние несколько лет» явно к ситуации не подходило, - знает тебя с детства, - Они снова немного помолчали, глядя на ночной лес. Саске отпил своей газироки, но образ другого парня рядом с Касугой все равно никуда не делся и солидно портил настроение, - Если бы я был ревнивцем, я бы уже завалил твоего Наставника письмами с угрозами и вызовами на дуэль.
- Кенсин-сама слишком благороден, - вспыхнувшая было девушка осеклась, поняв, что он снова ее провоцирует, и улыбнулась, - все равно ты ревнивец, - она хитро прищурилась и взлохматила волосы школьного шиноби, запутавшись в них пальцами. Саске вздрогнул под ее рукой, и девушка мгновенно отстранилась, - извини, - бледные щеки немедленно залил румянец.
- Не извиняйся! – замахал руками Сарутоби – Можешь делать так хоть каждый день! Можешь даже повторить прямо сейчас.
Касуга улыбнулась, но не повторила. Обняла колени покрепче и уставилась на звезды таким мечтательным взглядом, что сложно было не понять, о чем она сейчас думает. О ком.
- Ну так… Чем собираешься заниматься после школы? – парень надеялся, что разговоры о будущем отвлекут Касугу от мыслей о наставнике. Который сейчас наверняка и без нее отлично обходится… - Я, наверное, буду поступать в университет, родители хотят, чтобы я получил образование и продолжил, - он на секунду запнулся не зная, как охарактеризовать сферу деятельности своей семьи, - семейное дело.
Успевшая замечтаться Касуга заметно погрустнела.
- Я останусь в городе. - она вздохнула и обхватила себя крепче, - тут у меня семья и.. Наставник тоже здесь, да и денег нет. Так что я никуда не поеду. Может быть, заочно и буду где-то учиться. Но только дома...
Иногда ей хотелось сорваться в дальние страны, или хотя бы прокатиться на поезде по родному острову, но долг перед вечно пьяным отцом и двумя младшими братьями не давал ей этого сделать, и блондинка оставалась дома, с радостью сбегая в школу или на тренировку.
- Ты отличница и спортсменка, у тебя есть все шансы получить стипендию в университете!
Саске сам не понял, что к концу фразу перешел на повышенный тон. Ками-сама, одна только мысль, что Касуга останется здесь с этим пьяным уродом, вызывала у него приступ гнева и отвращения. Она такая талантливая, умная, красивая… она просто не может тут остаться!
- Касуга, не надо трусить, мир просто обязан увидеть тебя! Весной я поеду сдавать экзамены, давай со мной! Ты ведь можешь пробоваться на любой факультет, особенно если Кенсин даст тебе рекомендации.
Девушка обхватила колени еще плотнее и в голову Сарутоби закралась мысль, что возможно это все не только из-за трусости или долга.
- Ты что хочешь остаться тут из-за наставника?
- Да, - через чур спокойно ответила она, пожимая плечами, - я хочу быть рядом с ним. Я могла бы работать в его школе. Я и сейчас часто помогаю ему.. Ему одному будет тяжело. Магойчи-сан точно уедет. А она тоже не мало делала. Я должна помочь этому человеку. Он подарил мне целый мир. Не тревожься. Я еще успею выучиться. Жизнь длинная…А ты молодец! Я рада, что ты так серьезно относишься к делу.
- Эй, куноичи, не переводи стрелки на меня! Почему ты не хочешь реализовать себя? Я все знаю про преданность наставнику, но зачем отказываться от того, что не пробовал? Уэсуги-сан великий человек, но не подарит тебе счастья, - Касуга гневно стрельнула в него глазами и нахмурила брови, а Саске уже несло без остановки, - У него будут и другие ученицы, а у тебя второй жизни не будет. И, - наверное, было пора останавливаться, но парень проигнорировал призыв разума, - Ты не нужна ему. Ну, как женщина я имею в виду.
- На пути служения господину есть вещи серьезнее, чем женское счастье, - опасно тихо проговорила девушка и закусила губу. Она прекрасно понимала, что Саске прав в том, что она не нужна Кенсину, как женщина. Кто она вообще такая, чтобы даже мечтать об этом? Но то, что она может оказаться бесполезной для учителя, ее расстроило. - Да и вообще, я не могу бросить братьев.
- Яре-яре. Твоего отца давно пора лишить над ними опекунства, – Саске придвинулся ближе, осторожно касаясь ее ладони, - Не разочаровывай меня, Касуга. Ты сильная девочка, а я, если позволишь, помогу. Я могу попросить Ояката-сама все это устроить или свою семью. Я тебя не брошу.
Они сидели теперь почти вплотную друг к другу, и лучшего момента могло уже не представится, так что… Саске потянулся к ней, пальцы сами собой зарылись в короткие волосы на макушке. В глазах Касуги отражалась луна, и он решился.
Губы парня были слегка солеными от морской воды. Касуга не сразу поняла, что происходит, но когда озарение снизошло на светлую голову, было уже поздно что-то менять. Она уже шевельнула губами в ответ на робкое прикосновение, и Саске шумно втянув воздух носом, обнял ее, отчего у девушки голова закружилась, она положила руки на сильные плечи, чтобы банально не упасть с крыши. Сарутоби целовал ее осторожно, ощутимо сдерживаясь, словно боясь, что она вот-вот его оттолкнет. Глупый мальчишка…
Когда ручки девушки легли ему на плечи, Саске был на седьмом небе от счастья, не смотря на то, что поцелуй девушка углубить не позволила. Да он и не настаивал, все и так было вполне себе прекрасно. Оторвавшись от ее губ, он бросил осторожный взгляд на Касугу, надеясь, что эта выходка ей понравилась.
Увы, определить эмоции, плескавшиеся в громадных глазах он так и не смог. А вот лучшее слово, которое только могло описать состояние Касуги сейчас было – ступор.
- Эй, Касуга, - Он помахал рукой перед ее лицом. Ноль внимания, громадные глаза смотрят на него все с тем же непередаваемым выражением, - Яре, - Протянул парень, - Ну что с тобой делать?..
Саске пожал плечами, впервые решая безоговорочно положится на мудрость Ояката-сама, говорившего, что клин клином вышибают, и поцеловал девушку снова, но этот раз куда настойчивее.
Наконец сознание соизволило заработать снова. Девушка вздрогнула и быстро-быстро заскребла ладонями по груди юноши, стараясь отстраниться, тот позволил ей это сделать, но объятий не разжал. Щеки Касуги залил густой румянец, она зажмурилась и ткнулась лбом в плечо Сарутоби, лишь бы не смотреть на его умиротворенно-счастливую физиономию.
Вот так вот… Значит, школьные подружки не ошибались. Он действительно в нее влюблен. И им действительно будет хорошо вместе. И все, что говорили эти юные сплетницы.. Она молчала не в силах издать ни звука, а Саске обнимал ее, тихонько укачивая. И сейчас Касуга была очень ему благодарна за то, что он молчал и просто был рядом. Вот такой он молодец. И дурак.
Вот примерно на это он и надеялся, когда звал ее с собой к морю. Не ошибся Нагамаса, когда пафосно вещал, что лунный свет смягчает женское сердце. Саске крепче обнял девушку, прижимая к себе, наслаждаясь теплом ее мягкого тела и запахом клубники и кофе исходящим от нее. Дурак этот Чика, что может сравниться с таким? А Юкимура еще более дурак, Мори-то еще более менее, а Дате вообще одноглазый придурок. Надо срочно найти Тигренку подружку и потащить за собой…
- Университет. Давай поступим туда вместе?
- Университет... - задумчиво повторила блондинка, качая головой. Это, конечно, было очень интересно, но... - нет, я не могу. Я нужна моему учителю, - она говорила спокойно, словно давным-давно все для себя решила, - я должна остаться здесь и помочь Кенсину-сама в школе.. К тому же после того, что случилось... - девушка вздрогнула, - Я просто обязана быть рядом. Этот человек сделал очень многое для меня совершенно безвозмездно... я должна поступить так же... Мне бы хотелось отправиться с тобой, но я останусь.
- Тебя, что еще раз поцеловать? – уныло поинтересовался Саске, - До победного конца, да?
Вот ведь!.. Женщины… Пройдутся по твоим чувствам в босоножках на тонкой, острой шпильке, и даже не поймут. Ему-то казалось, что поцелуй, да и весь сегодняшний день должны быть одним большим признанием, но видимо с пониманием намеков у Касуги было тяжело.
Яре-яре, что же делать? Так и влепить ей прямым текстом «я тебя люблю» и пусть тогда только попробует отвертеться? Хотя, такая попробует! Еще и заявит «ты мне тоже нравишься, но наставник важнейший человек для меня». Точно, так и скажет, она же упертей, чем Магойчи на самом-то деле. Обидней всего, что эти ее чувства к Кенсину никогда не будут разделены, едва ли девчонка сможет заменить Сингена в сердце Бога Войны.
- Ну, дело твое… - парень лег на спину, позволяя исходящему из нагретой черепицы теплу окутать себя, - Неволить никто не станет, - нужно поговорить на эту тему с Ояката-сама. И с Кенсином. Может Уэсуги вообще не в курсе планов своей ученицы, - Будешь в гости приезжать… Ходить по большому городу открыв рот… Я буду водить тебя по магазинам, которых не найдешь в провинции. Опять-таки надо будет вывести тебя в ресторан, чтобы ты не знала, что оде!.. Ауч! За что?! – врезавшийся в живот кулачок вовсе не был для Саске неожиданность, но защищаться он и не подумал.

Касуга зябко передернула плечами и отвернулась от Сарутоби, вскидывая носик.
- Если думаешь, что весь такой городской и деловой будешь – чаще приезжай сюда. Я тебе напомню, где твой дом и кто твои друзья, - щеки ее пылали в темноте, впрочем, глаза сияли ярче. Касуга вообще сегодня была не такая, как обычно, словно повзрослела за один день, - и кто твой учитель, я тебе тоже напомню… - плечи снова дернулись, - пошли вниз… а то холодает. Я, конечно, могу хоть под снегом тут торчать… но торчать в тепле мне нравится больше..
Девушка поднялась и поспешила назад в дом. К теплому одеялу и мягкой постели. Если там еще не заняли место Маеда с Магойчи… Неожиданная мысль заставила ее замереть, так что крадущийся следом Саске чуть не ткнулся носом в ее спину.
- Что такое? – Если бы на его месте был кто-то другой, непременно сверзился бы вниз, настолько внезапно остановилась девушка, - Резко передумала? Залюбовалась луной? Боишься спускаться по темной лестнице? Думаешь, что Магойчи вампир и съест тебя ночью?
Касуга смущенно рассмеялась и покраснела, когда он вспомнил про Сайку. Потом снова глянула на лестницу, и уголки ее губ как-то печально опустились.
- Что случилось? – недоуменно приподнял бровь Саске, - Я что-то не то сказал?
- Я просто… А где Кейджи-кун? – девушка завертела головой, пытаясь отыскать сладкую парочку еще не так давно сидевшую на песке у моря, теперь их и след простыл, - просто… если наша с Сайкой комната… - она пересилила себя, - занята, то пустишь меня к себе? – девушка покраснела еще больше и замахала руками, - нет-нет! Я не… не в этом плане! Я… переночевать… я… - она тряхнула головой и поспешила вниз по лестнице.
Саске почувствовал, что впадает в легкий ступор. Он не сильно верил, что Кею каким бы красавчиком он ни был, удастся так быстро эээ… проникнуть в спальню Сайки, но вот возможность спать с Касугой в одной комнате казалась настоящим подарком. Раньше они и в дом его приглашала раз в три года, если набивался.
«О, Кей! Будь настоящим мачо, замани Сайку в спальню! Пускай даже просто полистать ее каталоги с оружием» - мысленно взмолился Сарутоби, спускаясь следом.
Уже на выходе из чердака он поймал девушку за руку, сжимая тонкие, хрупкие как тростинки пальчики, и попытался рассмотреть ее глаза в почти полной темноте лишенного электрического света здания.
- Ты всегда можешь ко мне прийти, чтобы ни случилось.
Девушка улыбнулась и кивнула, сжимая в ответ сильную руку Сарутоби.
- Ты тоже, а то мало ли, чего там твоя рыжая голова напридумает… И из чего тебя нужно будет достать… - она приподнялась и поцеловала его в щеку, - спасибо тебе, что ты.. рядом, - пугая саму себя, она быстро обняла Саске и тут же помчалась к своей спальне, исчезая за поворотом коридора. Только белые хвостики легкими лентами блеснули в лунном свете.
Было легко и страшно, и юность билась в молодых сердцах, заставляя дрожать голос, трястись руки и петь душу.
Саске ошарашено погладил щеку, не сразу сообразив, что упустил великолепный шанс поцеловать ее самому еще раз. Ну и черт с ним, у него еще и будет такой шанс и не один, шиноби был в этом уверен! Плотно закрыв люк на чердак, парень побрел в комнату.
Все его мысли были заняты разговором с Касугой и планами на будущее. Сознание фильтровало остальные события, но все они – приглушенный свет, видимо, Чика все же починил генератор, чьи-то быстрые и легкие шаги в коридоре, а следом за ними еще, куда более тяжелые торопливые, хлопнувшая в чей-то комнате дверь – не остались незамеченными для школьного шиноби.
В их с Кеем комнате было темно и пусто, неужели Сайка терпит Маеду рядом с собой так долго? Саске завалился на кровать, стащил один об другой кеды и подложил руки под голову.
Касуга… Милая блондиночка с хвостиками. Красивая, сногсшибательная, такую бы на обложку журнала в черно-золотом платье с глубоким декольте. Интересно понимает ли она, насколько красива? Она бы могла всего добиться со своей внешностью, умом и прилежанием. Он мог бы быть лишь одним из толпы поклонников, надеющихся лишь на мимолетный взгляд, но он уезжает в большой мир, а она не хочет. Необычная. Единственная такая в мире. Его девочка со светлыми хвостиками.
Дверь немного скрипнула и в комнату скользнул, с поразительным для его габаритов изяществом, Маеда. На цыпочках, видимо, надеясь не разбудить «спящего» друга, пробрался к кровати, разулся и едва не навернулся об собственные шлепанцы, когда Сарутоби совершенно бодрым голосом поинтересовался:
- Ну и что тебе перепало, Казанова?
- Чудесный вечер с прекрасной девушкой в руках...- мечтательно вздохнул Кейджи, падая-таки на постель, и скептично добавил, - В прочем, не больше, чем тебе, Дон Жуан... Раз мы оба торчим здесь, - впрочем его настрой снова сменился на лирический, - О... Они прекрасны, как цветы посреди зимы в наших серых жизнях...Пылающие лунным пламенем и кострами войны, рассветными лучами и пожаром души! прекрасные бутоны, дающие нам силы жить дальше... - Кей лежал, раскинув руки и продолжал, глядя в потолок, - как бы мы сложились, если бы не они? Теплые, горячие, искрящиеся, Холодные... Я в восторге от своей жизни. У меня и моих друзей все получится... Даже у Демона… Я надеюсь.
- Чего там, надеяться? – хмыкнул Сарутоби, - «Стони, Солнышко, мне плевать, если мы кого-нибудь разбудим!» У Демона как раз все получилось куда лучше, чем у нас двух неудачников.
Вот только Юкимуру селить по соседству не надо было, запоздало сообразил Саске. Не хочется даже представлять, что там сейчас творится, у мальчишек в спальне… Хотя если Санада, уснул, то его никакими «Солнышками» не разбудишь. Шиноби вспомнил, как мальчишки держались за руки, подходя к дому, и подумал, что если найдет завтра на Юкимуре хоть один подозрительный синяк, то история клана Дате прервется в тот же день.
- Она тебя поцеловала? – Саске сам не ожидал, что спросит, но уж больно любопытно было, - И каково это целоваться с десантником в теле хрупкой девушки?
- Я поцеловал ее уже давно... Сегодня успехи закреплял, - Маеда помолчал, прикидывая, стоит ли делиться последующими мыслями, - Вообще, Магойчи, как бомба. Чувствую себя сапером. Одно неверное движение и останутся от меня только перышки на пальме, - Кей вздохнул, вытягиваясь и улыбаясь, - тем не менее, я очень удачливый сапер... Да и не такой уж она и десантник. Я ее на каблуках видел... и беспомощной. Прекрасная девушка, - он завозился, устраиваясь удобнее, - А у тебя как дела?
Магойчи на каблуках немного потрясла воображение Сарутоби, заставив дебильно заулыбаться, хорошо хоть в комнате темно, и Маеда не увидел.
- Жалко, что я не курю, - протянул школьный шиноби, - было бы здорово, сейчас затянутся и, повернувшись к тебе, выдохнуть немного и дыма, а потом таким хрипловатым голосом «Я выхожу на большую войну, приятель!»
Даже в темноте, он видел, как Маеда непонимающе уставился на него. Саске и сам себя слабо понимал, во-первых, с чего это он решил делиться таким с посторонним, пускай это и Маеда Кейджи, а во-вторых, очень уж пафосно получилось. От Юкимуры набрался не иначе.
- Буду завоевывать сердце прекрасной куноичи, благо у меня неплохие позиции. Отобью ее у Кенсина.
- Ты на этом фронте уже не первый день, Саске… - Кей широко улыбнулся и закинул руки за голову, - а все как в закрытую дверь… Но сегодня, я чувствую, ворота приоткрылись и тебе удалось хотя бы заглянуть за грань… А если отбросить пафос, то я за тебя рад и желаю победы. Хотя бой предстоит сложный, что и говорить... с самим Богом Войны. Бери ее на руки и сваливай в закат, - Кейджи зевнул и устроился поудобнее на маловатой для него кровати, - все, что я могу тебе посоветовать..
- Ага, на руки… - веки стали какими-то подозрительно тяжелыми, пришлось опустить их, а то сил уже держать глаза открытыми не было, - она непременно будет вырываться, и мы навернемся на полпути к закату. Но совет неплохой, спасибо…
Он зевнул и перевернулся на бок. Завтра нужно будет понемногу воплощать в жизнь план «Я и Касуга поступаем в один универ», а для этого нужно много сил.
- Спокойной ночи, Кей. Попробуешь храпеть – придушу подушкой.

@темы: Chousokabe motochika, Date masamune, Kasuga, Maeda keiji, Mouri motonari, Sanada yukimura, Sarutobi sasuke, Takenaka hanbei, Макси (от 7 000 слов и больше), Старшая школа Basara, Яой

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Basara Fanfiction

главная