12:35 

Старшая школа Basara часть 19

MarisMar
Сражаясь с неизбежным, мы обретаем смысл в бессмысленном
Автор: MarisMar Red_Night
Название: Старшая школа Basara
Бета: нет
Жанр: слэш, яой.
Рейтинг: NC-17
Пейринг: Чика/Мори, ДатеЮки.
Предупреждение: AU, ООС.

Часть 19

Когда погас свет, Мори вместе с Демоном шли на кухню, чтобы подкрепиться перед долгой ночью. Однако глухое рычание Чики сообщило о том, что придется с этим подождать, и ужина при свечах не предвидится. Мотонари только вздохнул, когда проклинающий все на свете Тесокабе потащил его сначала за фонарем, а потом в подвал, чтобы «Солнышку одному не страшно было».
В подвале было пустовато и сыро. Мотонари уселся на какой-то ящик рядом с генератором и послушно взял фонарь, чтобы «светить даже под землей» Демону, собравшемуся покорять технику.
Генератор был старый, чуть ли не допотопный, и, если говорить начистоту, Чика вообще с трудом представлял, как заставить его работать. Но не признаваться же в этом Мори! Если он в чем и превосходит «школьное Солнце», то это как раз умение обращаться с техникой. Летом он даже подрабатывал в автомастерской. Специального образования у него не было, но его нюх с лихвой это возмещал. Директор даже звал его на постоянную работу после того, как закончит школу, но тогда Чика видел себя в дорогой машине и с татуировками от шеи до лодыжек, а сейчас… Сейчас он никем себя не видел, но был уверен, что механик из провинциального городка - это явно не то, но что позарится Мори Мотонари.
- Солнце, свети ровней, - Демон открутил панель, обнажая утробу генератора и ныряя туда едва ли не с головой.
- Как скажешь, смертный… - Мотонари зафиксировал фонарь на своих коленях, но тут же дернулся, потому что в кармане рубашки зазвонил телефон. Мори удивился тому, что сюда доходит сигнал, но трубку взял, снова выравнивая свет. Звонил Ханбей. Вот же черт. Он же знает, что они укатил на моря…
- Привет. Надеюсь что-то важное, раз ты звонишь в такое время… Да, я на море. Да, с ним, - Нари окинул взглядом своего Демона, - я в подвале просто. Нет, у нас сломался генератор. Нет, его есть кому починить. Да. Да, в отличие от тебя. Университет? Что с ним? Это тот, который из колледжа организовали? Не издевайся, он для даунов и бездомных, - Нари заметно напрягся, отчего луч фонаря снова немного дернулся, - это не твое дело. Я… Мы что-нибудь придумаем без твоих инсинуаций. Да. Да, все хорошо. Я сам управляю своей жизнью. Достаточно.
Он захлопнул трубку и убрал обратно в карман. Ханбей заставил его крепко задуматься…
- Это тот урод, с уродским именем? – как ему показалось, ровным голосом, спросил Тесокабе. Сам факт наличия во вселенной этого парня бесил Чику бесконечно. Он не знал, как выглядит этот Ханбей, и может оно и к лучшему, а то не удержался бы от отрывания его тупой башки, случись им столкнуться на улице. Моточика постарался отвлечься, окинул взглядом внутренности генератора. Вроде бы все цело, ничего не искрит, изоляция не повреждена.
- И чего он хотел?
- Уточнить в какой университет я собираюсь поступать, - Нари немного помолчал, - и поедешь ли ты со мной.
На самом деле Ханбей напрямую предложил Мори поступать в бывший колледж Ходзе, потому что там его «пассии» будет удобно учиться. И Мори сможет успешно похоронить свою жизнь вместе со своим любимым разбойником.
Он не хотел торопиться с этим разговором. Они не так давно вместе. Еще ничего друг другу не должны. И не обязаны менять свои жизни во благо другого…
- Ага, - протянул Чика, - университет…
Настроение испортилось окончательно. Нет, ну правда… сама мысль, что они могут поступить в один или хотя бы равные по статусу универы была абсурдна. А еще вызывала у него панику. Всю последнюю неделю Чика чувствовал, как это зреет в нем. Мысли, которым он не давал оформиться, мешались в один ватный ком, и ком этот рос, грозясь проломить ему чеперпушку. Что же ему делать дальше? Про один с Нари институт и речи не было, наследства, оставленного родителями, хватило бы разве что на какую-нибудь плохенькую специальность в провинциальном вузе, а потом… Ну, даже если он приедет в город к Нари, даже если предположить, что будет еще ему нужен… Тесокабе мотнул головой, выбрасывая пустые мысли из головы. Ничего хорошего он не надумает и так ясно.
- Я еще не думал об этом, - зачем-то соврал он.
Мори не поверил.
- Поехали со мной. Родители снимут мне квартиру. Ты поступишь на заочное отделение, пойдешь работать. Вместе мы справимся, - в голосе проскользнуло слишком много эмоций, и Мори замолчал, переводя дух. Не хотелось расставаться с ним. Это ведь путь, который он выбрал. Нельзя давать какой-то судьбе так легко выбивать его из-под ног. Лишь бы гордый дурак не упирался и согласился с ним…
Чика, едва не сплюнул. Жить в его квартире, за его счет?! Как домашнее животное что ли? На секунду из переплетенных проводов и платы выступило лицо Мамы Мори. Женщина кривила губы, выражая этим свое мнение о всяких приживалах. Демон сжал зубы, стараясь не высказаться. Если бы это был не Мори, то кулак Демона уже бы нашел себе работу.
- Не могу даже представить, кем мне надо работать, чтобы оплатить учебу в твоем университете. Я уже молчу про то, что таких как я туда на милю не подпускают, - он снова углубился в провода. Внешне генератор был вполне цел, нужно было раскручивать, чтобы понять, в чем проблема.
Мотонари вздохнул, думая о том, что бесполезно уговаривать Тесокабе. Если он захочет – сам найдет способ быть рядом.
- Или хочешь, я сам буду учиться заочно и останусь с тобой? – к такому Мори был, мягко говоря, не готов. Но если идти ва-банк и бежать от проторенного пути, то можно все бросить ради собственной дороги. В конце концов, жизнь на выборе университета не заканчивается.
- Ты чего? – Чика даже из генератора вынырнул, чтобы посмотреть на лицо Нари в этот момент. Луч света ударил в глаз, заставив поморщиться и отвернуться. Какое-то время он рассматривал ящики у стены. Конечно, работая вместе можно наскрести на заочное для него, а у Нари есть деньги на учебу, но тогда все становится еще хуже. Между ними уже будет не только чувство, но и деньги. Каждый месяц ему придется брать у Нари деньги, - Не говори глупостей. Тошнит.
- Глупо будет, если мы просто расстанемся, не сумев справится с ситуацией, - разозлился Мори. Он тут ради него жизнь готов менять, а для него это глупости, видите ли, - или ты рассчитываешь потрахать меня, пока я не уеду, и забыть? – тонкие пальцы сжались на фонаре и задели кнопку, выключив его. Он не спешил возвращать в мир свет, давая глазам привыкнуть к темноте и не давая возможности хулигану видеть его лица.
- Черт! Ты же знаешь, что это не так! – С потухшим светом он чувствовал себя даже уютней – можно было не смотреть Нари в глаза, - Но то что ты предлагаешь - это не выход, и только испортит все, - в темноте он услышал, как Мори подошел к нему и невольно попятился, - Я не знаю, что делать, честно, но жить за чужой счет я не буду. Можешь, конечно, обижаться, но мне тоже есть, от чего отказываться, и я это делаю ради тебя.
- Иди в якудза, - он остановился на расстоянии вытянутой руки от Демона, - я останусь здесь. Мне все равно, чем ты собираешься заниматься. Только будь со мной честен.
Он сам себе сейчас казался таким взрослым, так легко решающим свою судьбу. И голова кружилась оттого, что он действительно сможет сделать все так, как решит.
Расстояние преодолевается быстро. И вот он уже ткнулся лбом в сильное плечо, чувствуя, что дрожит.
Чика никогда особо умным себя не считал, но были вещи, которые он просто знал. Интуитивно знал, как животное бегущее через минное поле знает, куда наступать нельзя. Сейчас он знал, что если все так и случится, если Мори с его умом и талантом останется тут… Через несколько лет они будут друг друга ненавидеть. Нари не может остаться, а Чика не может уйти с ним.
В темноте особенно сильно чувствовался соленый запах, исходящий от его волос. Прижимающееся к Демону тело немного дрожало, Мори не плакал, но видимо нервничал.
- Давай не думать об этом, Солнышко, время еще есть… - Он запустил пальцы в ставшие жесткими от морской воды волосы, - Потом, что-нибудь придумаем.
- Хорошо, - Нари облегченно выдохнул, отстраняясь от Демона, действительно, они еще успеют подумать, - что там со светом? Может, в генераторе просто топливо закончилось? - Мори включил фонарь, направив свет на причину темноты. В конце концов, еще столько времени впереди… Они точно что-нибудь придумают. А пока проблема сводилась только к капризной технике, - Или предохранитель полетел? Чика, сделай что-нибудь, я к этому не прикоснусь.
- Сейчас, Солнышко, сейчас... – Чика приложил генератор ногой, вкладывая в удар всю нерастраченную злость на себя, на Нари, на папочку, который умудрился отбыть в мир иной, ничего ему не оставив. В общем, пинок получился смачный, генератор вздрогнул, заскрипел, внутри что-то хрустнуло, а потом подвал затопил тихий гул, следом за которым сначала замерцала, а потом и вспыхнула лампочка, - Ну, хоть тут все просто…
Мотонари укрылся от света на груди Демона, снова прижимаясь к нему, утыкаясь лбом в его грудь. Чика тяжело вздохнул и погладил его по голове.
- Я терпеть не могу, когда меня трогают, - голос Мори прозвучал почти так же холодно, как и пару месяцев назад. Тесокабе вздрогнул, но руки не убрал, - на тебя это почему-то не распространяется… Спаситель.
Нари приподнялся и поцеловал его в подбородок. Соленый. У него и самого вся кожа от соли зудела… - Где здесь можно помыться?
– Хочешь принять душ вместе, Нари? - похоже, буря в этот раз обошла его стороной, и Чика тут же облапал прижавшегося Мори за талию и бедра. Тот только глаза закатил, отлично понимая, что это был как раз не вопрос.
По пути в ванну Чика сунул нос на кухню. Сидящие там Маеда и Сайка про включение света видимо не знали – у них горела парочка свечей и щеки Кея. Девушка, сидящая на его коленях, краснеть и не думала, уставилась на Тесокабе недовольным взглядом, будто говоря «чего надо?»
- Я там это… генератор починил, - почему-то смутился Чика.
- Хорошо. Проваливай.
Надо было ответить, что всякие рыжие девки ему вообще не указ, но почему-то он просто ретировался с кухни, не сказав ни слова. Уже входя в ванну, он решил, что просто не хотел грубить девушке Кея. Именно так! Просто потому что она его девушка.
Мори уже залез в душевую кабинку и подставил спину горячей воде, Тесокабе было отлично видно, как та течет по его плечам, позвоночной впадине и ягодицам – чертово Солнышко не потрудилось закрыть двери.
Мори даже не вздрогнул, когда сильные руки обняли его, а горячее тут же намокшее тело прижалось, потираясь о него. Это было даже приятно – чувствовать себя чьим-то. Правда, неприятный осадок на душе не дал насладиться этим в полной мере. Однако, Мотонари не стал отталкивать любовника и тогда, когда широкие ладони огладили его бока, а одна из них легла на пах, обхватывая и медленно поглаживая, заставляя Нари шумно вздохнуть. - Тут тесно… Давай доберемся до комнаты, - он опустил пальцы на ладонь Чики, прося подождать
- Как скажешь, - недовольно буркнул Демон. Да что такое, неужели этот разговор так сильно повлиял на Мори. Хотя… учитывая сколько раз они за сегодня уже занимались сексом... Он прикрыл глаза с удовольствием вспоминая сначала логово в школе, потом спальню в своей берлоге, а ведь они еще и во время заплыва в море немного… Чика чуть отступил, боясь не сдержаться, кроме того, Мори уже, наверное, в буквальном смысле задницей оценил его настрой.
- Помыть тебе спинку, Нари? - жарко выдохнул он, прижимая жесткую мочалку к спине любовника.
- Да, - Мотонари уперся руками в стену, подставляясь под шершавые прикосновения и склоняя голову. Упорно хотелось верить в лучшее. В этих руках ему было невыносимо хорошо, и он мог бы отдаться Демону и прямо здесь, но тело протестовало и требовало комфорта, - быстрее… я хочу тебя.
Он даже возмутиться не успел, как Чика развернул его к себе и поцеловал, его член упирался в живот Нари, а руки сжимали изящные плечи. Вдохновленный порывом, Мори прижался к хулигану, обвивая руками его шею и целуя его в ответ. Остановиться оказалось целой проблемой: то он не отпускал Демона, цепляясь мокрыми пальцами за мощные плечи, то сам Тесокабе не давал отстраниться… И только когда воздуха стало не хватать, а тела начало сводить от нетерпения, Нари все-таки оттолкнул Чику, подхватывая мочалку и касаясь ею груди любовника.
Шершавая мочалка упиралась ему в грудь, очередной чертов барьер между ним и Мори. Это хотя бы легко преодолеть. Вот только тогда в школьном душе чувства Мори тоже казались легко преодолимым барьером, и во что это все вылилось? Тесокабе немного отступил, подставляя голову под струи воды, и та тут же полилась ему в глаза, заставляя зажмуриться. Не видя Нари сдержать себя было немного легче.
- Домываемся, Солнышко, а то я сейчас прямо тут кончу от одного только твоего дыхания.
Тихий смешок вполне заменял согласие, мочалка еще пару раз скользнула по груди и убралась. Дальше было просто: домыться, не глядя на Мори вылезти из кабинки, вытереться с горем пополам и все так же отводя взгляд потопать в спальню. По пути он еле сдержался, не заглянув в кухню, хотя очень хотелось убедиться, что Маеду там не насилуют.
Мотонари следовал за Демоном, любуясь широкой спиной и сильными плечами. Добрались быстро, никого не встретив на пути, только из-под двери кухни лился неверный свет огня. Романтика на ночном пляже просто зашкаливала. Хотя за Магойчи все-таки обидно… ей бы еще жить и жить…
Когда, наконец, за ними закрылась дверь комнаты, Мотонари почти что бросился в объятья Чики, прижимаясь к нему, целуя и путая пальцы в белых волосах.
Демон только заурчал довольно, Нари требующий от него секса нравился ему куда больше Нари, требующего от него решений. Такого, горячего и развратного, можно просто повалить на его же… а нет, лучше на свою кровать, о ту он, помнится, испачканную руку вытер. Повалить и залепить губы поцелуем, одновременно оглаживая его по бокам капая на него водой с мокрой шевелюры.
-Давай, Нари, - поцелуй в подбородок и любовник сам стонет тихонько, подставляясь сильнее, - скажи что-нибудь вроде того, что ты у меня дома говорил. Кажется, я завожусь от этих твоих речей.
- Дурак, - тяжело выдохнул Мотонари, обвивая его шею руками, - ты все равно не... понимаешь, - от очередного поцелуя закружилась голова, - Твои руки, как морские волны, обнимают меня, подхватывают и несут за собой туда, где мне ничего не поможет, где я смогу полагаться только на тебя... Как солнце, падающее в море... - Тяжелое дыхание мешало говорить, а возбуждение, волнами прокатывающееся по телу - думать.
- Похоже, я потихоньку учусь! По крайней мере, в этот раз я услышал еще что-то кроме «бла-бла, возьми меня», - Довольно оскалился Чика, сжимая стояк Нари. Тот только раздвинул ноги шире, давая Демону устроится между ними, - Буду твоим морем, Солнышко.
Чика потянулся за рюкзаком, во внутреннем кармане которого лежал, прихваченный дома тюбик со смазкой. Хотелось быть нежным, хотелось, хоть он и знал, что у него это, скорее всего не получится. Но Нари ценил даже попытки.
Сорванное с чужих бедер полотенце, улетело куда-то за спину, влажно шлепнувшись на пол. Не важно, утром можно будет поднять. Карие глаза заворожено наблюдали, как он выдавливает смазку на пальцы и подносит их к собственному члену, неторопливо размазывая вязкую жидкость. Чика чувствовал себя почти богом.
Он уже не ощущал себя беззащитным перед этим человеком. Даже вот так, раскрывшись перед ним до предела... Раньше это было чем-то постыдным - наслаждаться тем, что ты отдаешься в эти грубые руки.. Теперь он понял, что Демоном можно управлять, и он будет повиноваться малейшему движению бедер, самому тихому вздоху... Чем Нари и поспещил воспользоваться, выгибаясь, требовательно приподнимая бедра, сжимая в пальцах простынь.
- Детка… - губы сами собой сложились в довольную ухмылку. – Таким ты мне очень нравишься.
Он действительно любил ту часть, Мори которая побуждала гордого до безумия отличника, так подставляться ему. Вскидывать бедра, показывая чуть покрасневшее колечко мышц. Провоцировать Демона и отдаваться ему так, как еще не одна девчонка не отдавалась. Нари умудрялся быть принцем и шлюхой одновременно.
- Следующие выходные проведем, вообще не вылезая из кровати, детка, - скользкая головка вошла легко, тело Нари признало его и больше не сопротивлялось.
Было уже почти не больно...
- Поторапливайся, смертный, - выдохнул Нари, мелко дрожа от чувства наполненности, - сделай так, чтобы я не смог шевелиться, - он шептал эти слова на ухо склонившемуся слишком низко Чике и медленно двигал бедрами навстречу проникающему в него жару, - и я дам тебе увидеть Солнце, Демон...
Чика и вправду невольно заводился, когда Нари нес эту пафосную ерунду. Будто бы божество спустилось на Землю и позволяет себя трахать.
- Я и так его вижу, детка, - слова давались с трудом, теснота и бешенная пульсация сжимающих его член мышц определенно мешали разговаривать нормально, - Я его сейчас трахаю. И уже не в первый раз за сегодня.
Несколько коротких рывков и он полностью внутри, Нари закрыл глаза и закусил костяшки пальцев, чтобы сдержать стоны, его коленки сжали бока Демона. Чика зажмурился от удовольствия, слегка двигая бедрами, и протянул руку вперед, перехватывая чужое запястье, нависая над любовником, всей своей массой.
- Стони, солнышко, я хочу слушать твой голос и мне плевать, если мы кого-нибудь разбудим.
- Демон, - коротко выдыхает Мотонари, запрокидывая голову, все еще пытаясь сдержать стон, но уже следующее движение Чики заставило его сначала жалобно заскулить, потом шумно выдохнуть... и вот бархатный голос сорвался с пересохших губ. Тесокабе толкнулся в него, заставляя извиваться в сильных руках. Кровать заскрипела, застучала о стену, а Демон над ним оскалился и требовал еще, словно пил все эти звуки.
Стоны Мори заполоняли комнату, оставалось, только надеяться, что остальные слишком заняты собой, чтобы прислушиваться. Чике казалось, что он тонет в океане жара, тонких рук и чужого голоса. Он наклонился к шее Нари, впиваясь в нее поцелуем, будто это могло удержать его непослушный язык, готовый признаваться в бессилии Моточики перед желанием всегда быть рядом с этим парнем.
Он уже почти согласился куда угодно поехать с Мори, жить так, как он скажет, пускай это и унизительно для Демона, когда пальцы Нари особенно сильно вцепились в плечи. Если бы у Солнышка были ногти, завтра пришлось бы говорить, что на него напали горные кошки.
- Солнце, - сладко выдохнул Чика в самые губы, прежде чем Нари сжался, увлекая его за собой на самое дно солнечного океана.
Кажется, он кричал, кончая под Демоном.. Когда сознание немного прояснилось от мягкого поцелуя, Мотонари бессильно обмяк на постели. За сегодня этот невероятный человек просто опустошил его.
- Я люблю тебя... - он закрыл глаза, слушая биение чужого сердца. Моточика все еще нависал над ним, едва касаясь носом его шеи. Хотелось, чтобы все так и осталось. Чтобы они не могли насытиться друг другом... чтобы хотелось еще. Еще бы не был этот Демон таким упрямым бараном... проблем было бы меньше..
- Угу, я себя тоже, - довольно ухмыльнулся Чика, оценивая свои возможности. Продолжить или оставить силы на завтра? Он потянулся за валяющимся на полу полотенцем, быстро обтер себя и Нари, после чего уютно устроился у солнышка под боком, - Ну, и тебя, конечно.
Пожалуй, отложить все на завтра. Демон мечтательно улыбнулся, представив, как Нари будет выглядеть лежа на песке, облаченный лишь в лучи закатного солнца. Главное все же не поднимать завтра снова тему будущего, а то зная девчонок и Маеду…
Мори заворочался под ним, извлекая из под их тел смятую простынь и укрывая обоих. Такой теплый… Чика крепче обнял парня прижимая его к себе, подминая, греясь об все еще горячее после любви тело. На всякий случай даже ногу закинул.
- Пожелай мне хороших снов, Солнышко, а то я не помню, когда мне это в последний раз говорили.
- Хороших снов, Моточика, - шепнул Нари, целуя Демона в плечо, - я люблю тебя, - Чика шумно вздохнул, дрогнувшей рукой коснулся его головы и затих. Мори погружался в сон, обессиленный и согретый горячим телом. Было безумно хорошо. Здесь и сейчас. На его пути. Этот человек единственный, кто должен быть рядом с ним. Мотонари недовольно замычал, когда этот самый человек заворочался, намереваясь покинуть его, обнял за шею, и не пустил. Демон тихо рассмеялся и пообещал скоро вернуться с водичкой для своего Солнышка.

Масамуне болтался где-то между сном и явью. Не мог просто уснуть, слишком много событий, слишком много переживаний и нервов… Но и бодрствовать нормально он тоже не мог, усталость брала свое, затягивая в сон, наливая тяжестью веко левого глаза . На соседней кровати уже видел третий сон Юкимура, которого срубило на середине фразы, как только его голова коснулась подушки. Приятель спал, разметавшись на кровати, в блеклом лунном свете Масамуне отлично видел каждый волосок из перекинутого на грудь хвостика.
Спящий Юкимура определенно добавлял плюс к волнениям юного Дракона, тяжело было спокойно уснуть, игнорируя тот отклик, который вызывал у его тела полуголый Санада.
Fucking! Парень спешно отвернулся, наматывая одеяло едва ли не на голову, лишь бы не видеть Санаду и даже не слышать его дыхания. Внизу живота сладко тянуло, но Масамуне, из чистого упрямства, злясь на раз за разом подводящее его тело, сцепил зубы и приказал себе заснуть.
Из сна он вынырнул мокрый от пота и едва сдерживающий стоны. Ему снился Юкимура, снилось, как они целовались и как… Ничего конкретного, он просто был с Юкимурой в своем сне, и именно болезненное возбуждение от этих видений выкинуло его обратно в реальность.
Остатки сна еще крутились в голове, а в ушах эхом отдавались стоны. Капля пота скатилась по спине ему на поясницу, будто бы тело напоминало, что надо сходить в душ и быстро решить возникшую проблему. Масамуне не хотел уходить из комнаты. Тут был Юкимура, его присутствие одновременно успокаивало и возбуждало.
Он уже стянул с себя боксеры и начал тереться о простынь, когда до него дошло, что тихие стоны, которые все еще слышались ему, были вовсе не остатками сна. За стеной кто-то громко постанывал и делал это так, что мир перед Масамуне немного помутнел от возбуждения.
Пришлось схватить зубами подушку, чтобы не начать стонать в ответ. А вот остальное тело взять под контроль не удалось, оно хотело двигаться в унисон с этим голосом, тереться об шершавую ткань белья и видеть в своих видениях Санаду. Масамуне, даже не надо было представлять что-то конкретное, одно присутствие в его фантазиях Санады Юкимуры подвело его к краю и заставило кончить под слитные стоны его соседей.
Он все еще пытался отдышаться, когда из-за стены послышался хриплый, хорошо знакомый Дракону голос. Масамуне замер, не желая верить самому себе, но следующим заговорил Мори Мотонари, его хорошо поставленные, глубокий голос трудно было не узнать, хоть он и был сейчас лишен привычных холодных интонаций.
- Fuck… - выдохнул Датэ, слушая, как Моточика рассмеялся, а затем поцеловал Мори.
Он лежал, проклиная строителей этого дома, видимо, решивших сделать стены из картона, слыша смешки и возню в соседней комнате. Это было еще более унизительно, чем когда Чика побил его. Удары были лучше, чем… чем это.
Масамуне никогда не относился к произошедшему с ним, как и изнасилованию, не позволял себе думать об этом так, скорее это было поражение. Очень болезненное и унизительное, но поражение. Но теперь чертов Демон снова имел, пускай и косвенное, отношение к его оргазму и Дате со всей силы впечатался головой в подушку, желая хоть как-то уйди от звуков из соседней комнаты и собственных мыслей.
Если бы! Он просто не мог не думать об этом. Чертов Чика, как он только может делать все это с ним?! Чертов Мори, как он только может позволять этому уроду делать такое с собой?! Или Чика и его принуждает? Сама возможность принудить Мори Мотонари к чему-либо, казалась Дате сомнительной, но, черт побери! Разве можно идти на такое добровольно? И если даже они вместе, а они вместе, если вспомнить, как Тёсокабе зажимал директорского сынка в том коридоре, то почему он позволяет Чике трахать всех кто под руку попадется?
Голова уже просто разрывалась от мыслей, вопросов и злости. Даже дышать было тяжело, сердце болезненно сжималось в груди, подкатываясь к горлу. За стеной снова слышалась какая-то возня и обрывки разговоров, но с Масамуне было достаточно! Он просто не мог лежать в этой липкой, мокрой от пота и семени койке и слушать, как эта парочка воркует за стеной, затевая новый раунд.
Быстро натянув боксеры обратно, он выскользнул из кровати и направился к постели Юкимуры.
Санада проснулся оттого, что его нагло сдвинули с места, оттесняя к стене. Он уже почти поднял голову, чтобы возмутиться, но именно в этот момент на кровать рядом с ним упал Масамуне и хозяйским движением подтянул опешившего Юкимуру к себе.
- М... Масамуне, - даже в темноте было видно, как краска заливает мальчишеские щеки. Санада хотел спросить, зачем он все это делает, но вдруг ощутил себя мышью, которую придавила к полу кошка. Дате тем временем ткнулся носом в его шею, отчего у Санады мурашки по телу побежали.
Масамуне был таким горячим, что ему даже показалось, что у Дракона жар. Но спрашивать Тигр не решился, все равно Дате не ответит, если ему плохо. Санада немного склонил голову и коснулся губами лба друга, лоб был прохладный, немного влажный от пота, словно Масамуне не один круг нарезал вокруг домика. Санада почти обиделся на друга, что тот тренировался без него, когда Дракон поднял голову и их взгляды встретились.

Он хотел сказать что-то бодрое, типа «Я пришел завоевать эту койку, Санада Юкимура, сражайся или дрыхни», но слова застряли в глотке. Приятель сонно потер глаза и снова удивленно уставился на него. Ощущал, что с ним что-то не так и успокаивающе погладил по плечу. Такой наивный жест, в нем не было ничего наигранного…
Глаза Юкимуры удивленно расширились, когда губы Масамуне накрыли его рот. Поцелуй вышел по-детски коротким, просто касание сухих губ.
- Меня к тебе тянет, - честно признался непривыкший врать себе Дате. Опустил взгляд, уставившись на выступающие ключицы Юкимуры, стесняясь снова глянуть ему в глаза. Он знал, что признания в любви звучат совсем иначе, девчонки из школы не раз признавались ему, склонялись в традиционном поклоне, прося принять их чувства. Наверное, именно наигранность ритуала всегда отталкивало его даже от самых симпатичных из них.
Сейчас между ним и Юкимурой все было искренне, они лежали почти голые в одной постели, он признал то, что мучило его уже много дней, и с нетерпением ждал ответа, зная, что он не будет отрицательным.
- Меня к тебе тоже, - тихо-тихо ответил Тигр, словно до сих пор не мог вдохнуть после поцелуя, утыкаясь носом в волосы Масамуне и закрывая глаза. Сердце бешено и радостно скакало в груди, заставляя душу пылать все ярче. Это было не нормально. Но человек, что сейчас прижимал его к себе, занимал все мысли молодого Тигра. Он был сильным, смелым, безбашенным и порой грубым, но именно он заставлял пламя разгораться до стихийного бедствия... как сейчас.
Резко втянув в себя воздух, Юкимура навалился на Дракона, заставляя его лечь на спину, и сам поцеловал тонкие губы, заставляя Масамуне разомкнуть их, скользя языком по подпиленным зубам, по дрожащему языку, завязывая своеобразную схватку, в которой был намерен победить.
Это было так неожиданно, что Дате едва подавил первый порыв – куснуть наглеца за язык. Юкимура навалился на него сверху, прижимая к кровати и просто сметая сопротивление. Дате впервые видел Юкимуру таким, даже в боях он проявлял меньше ярости и нетерпения, его напор просто ошеломлял.
Масамуне растерялся. Ему нравился Юкимура, хотелось близости с ним но… Wait a second, разве это все не слишком быстро?!
- Hey, stop! – он попытался отодрать от себя, прижавшегося парня, но тот только упрямо качнул головой и обнял его крепче, скользя горячими ладонями по его телу, - Юкимура, чтоб тебя!
Когда чужой стояк уперся ему в бедро, Дракон ощутил, как паника наваливается на него удушливым покрывалом. Shit, он вовсе не хотел этого! Вернее хотел, но не так же быстро! Он просто еще не успел задуматься о физической стороне их будущих отношений… О том, что эта сторона вообще будет присутствовать и насколько он к ней готов после Чики.
- Do you listen me?! Юкимура?! – он просто озверел от злости, так что затрещина, отпущенная Юкимуре, получилась раза в три сильнее, чем задумывалась, - Что ты, fucking shit, делаешь?
Удар отрезвил молодого Тигра, заставив отпрянуть к стене. Полыхавшее секундой раньше пламя, улеглось, словно и не было его.
- Прости, прости... я не... я думал, ты... - место пожара успешно заняло смущение, заставляя Юкимуру подорваться и вообще покинуть занятую Драконом территорию, - я не хотел, чтобы так произошло, я не знаю, что нашло на меня, прости, - лепетал он, хватая первые попавшиеся под руку вещи, едва попадая ногами в обувь, - шумящая в голове кровь не давала расслышать, что говорит Дракон, приподнявшись на локте, скула ныла от удара, торопя хозяина убраться из комнаты, в которой он, возможно, лишился самого лучшего в его жизни человека из-за того, что не смог справиться с собой.
Ноги сами вынесли его из комнаты и погнали его к выходу из дома, где прохладное море и ветер помогут во всем разобраться.


Дверь за Демоном еще не закрылась, а Мотонари снова уснул, обнимая подушку вместо родного идиота. Снова разбудил его в этот раз не Чика. Телефон Демона ожил и принялся распевать песни о самой прекрасной девушке на свете. Нари открыл глаза и выудил чудо техники из-под подушки. На экране высветилась фотография Кару-сан. Девушка, учившаяся на год младше, вот только на ней была не привычная школьная форма, а черное кружевное белье, обтягивающее недавно округлившиеся прелести.
- Прекрасная девушка, значит… - недобро прищурился Мори и, секунду поколебавшись, нажал на прием вызова, приготовившись слушать все, что она скажет.
- Милый, мы же с тобой договаривались на сегодня! Я тебя жду-жду… Я так хочу продемонстрировать тебе подарочек. Они твоего любимого цвета, и так хорошо обтягивают попку…
Мори пожалел, что прикоснулся к этой гадости. Отвращение захлестнуло сознание, и Нари не сразу понял, что она все еще говорит.
- Эй, мой Демон, ты слышишь меня? Я уже в постели, если захочешь, можем повторить прошлый раз в душе…
Мотонари судорожно дернулся и нажал на «отбой», садясь в постели, крепко сжимая трубку в руке, входная дверь скрипнула, и в комнату вошел Тесокабе, стараясь не шуметь. Мори подскочил с кровати и, швырнув телефоном в Демона, тут же опрокинувшего на себя стакан воды, сложил руки на груди.
- Извини, не знал, что нарушаю твои планы, - голосом еще более ледяным, чем обычно, проговорил Мори, глядя прямо в лицо любовника.
- Арээ?!
Какого черта происходит?! Чика ощущал себя полным идиотом, стоя мокрый, в одних трусах напротив Мори, больше похожего на сурового бога правосудия, чем на Солнышко.
- Я умудрился что-то сделать не так, даже не присутствуя при этом? – Вообще-то он хотел пошутить, но, увидев злые, обиженные глаза, понял, что не до шуток сейчас. Что бы ни приключилось, это задело Мори очень сильно.
Чика поставил на тумбочку полупустой стакан и поднял с пола свой телефон. По корпусу пошла новая трещина, и Демон едва удержал меркантильный порыв высказать Нари все, что он думает по этому поводу. Скупым Чику назвать было трудно, но на эту мобилку ему пришлось зарабатывать, разгружая проклятые ящики с овощами, и собственного труда было жалко.
Но чтобы ни случилось, телефон явно был в этом замешан, иначе бы Мори не стал им кидаться. Быстро открыв входящие звонки, он тихо застонал… Черт, ну как он мог забыть об этой дуре? Она же клеилась к нему вчера, уговаривала там на что-то, но придавленному постоянным посещением занятий и неусыпным оком Мамы Мори, Чика просто кивнул, не сильно вникая в суть.
Пока Демон пытался восстановить в памяти цепь событий, телефон тихо пиликнул об ммс, и на автомате открывший его Чика едва не застонал снова: белье его любимого, красновато-фиолетового цвета, смотрелось на белокожей Кару-сан просто потрясно…
- Детка, это не то, что ты подумал, - Обречено начал Чика, удаляя сообщение и поднимая обреченный взгляд на Мори, - Там меня давно уже ничего не интересует.
- Ну конечно, - фыркнул Мори, отворачиваясь в поисках своей одежды, - именно поэтому она ждет тебя сегодня с новым подарочком твоего любимого цвета. Как я мог верить тебе? У тебя же был припасенный план, если бы ты не притащил меня сюда – пошел бы к Кару, опробовать его. И все слова твои… Плевать ты хотел на меня и на все, на что я готов ради тебя пойти, - Демон попытался перебить его, но Мори продолжил, повышая голос, - я все понял. Можешь не объяснять, - как ни пытался Нари сдержать обиду в голосе – ничего у него получалось. Монолог скатывался в банальную истерику, а к горлу подкатывали слезы разочарования.
- Мори... - у Чики ум за разум заходил от всех этих истерик. Он отлично знал, что делать со злым Нари, готовым прибить и прогнать его, но что делать с Нари, готовым расплакаться он понятия не имел. Это злило, - не говори фигни. Разве я бы вкалывал так, ради того, чтобы твоя Мама тебя отпустила, нэ?
Он подошел и попытался обнять парня, но Мори с такой злостью ударил его по рукам, что Демону захотелось лупануть в ответ.
- Да не веди ты себя так! Я же не закатывал тебе истерик, когда тебе твой Ханбей звонил, не выдержал Моточика.
- Я не трахаюсь с Ханбеем, - практически прошипел Мотонари, натягивая джинсы, - а хотя стоило, наверное. В конце концов, он оказался во всем прав, - отличник выудил из рюкзака свой телефон и двинулся к выходу из комнаты, - только посмей ко мне прикоснуться, - в голосе звучали привычные стальные нотки, - и я уничтожу тебя.
Мотонари удалось выскользнуть из комнаты быстрее, чем Демон подскочил с места. На последок он так хлопнул дверью, что весь дом, наверное, проснулся, выскочив на улицу, Мори бросился в тень деревьев, чтобы немного побыть одному и прийти в себя. Пальцы уже сами открыли маленькую раскладушку и нажали на вызов.
- Мори, ты время видел?
- Забери меня отсюда…


Когда дверь хлопнула, Масамуне едва не бросился следом. Что за черт?! Что это все, вообще, было? Что нашло на Юкимуру и что нашло на него? Парень застонал и уткнулся носом в колени. What is wrong with him? Даже Санаду винить не в чем, он сам полез к нему в койку, сам поцеловал, сам признался. Идиот. Как все только могло так повернуться?
Очень хотелось побиться головой об стену, для успокоения нервов и подтверждения теории Кодзюро о том, что у него сплошная кость в голове. Заодно бы и отвлекся… Стыдно было признаться, что он просто испугался. Обычно у Масамуне хватало характера быть в жизни таким же храбрым и отвязным, как и в мечтах, но после того, что случилось… Где-то в нем был надлом, который все еще не сгладился. Наверное, ему просто нужно было время, но ждать Масамуне ненавидел! Не станет и сейчас! Пойдет на кухню выпить воды (только сейчас он понял, что горло, как наждачная бумага), и go искать этого придурка Юкимуру, извиниться, врезать, снова извиниться, а потом они поговорят нормально.
Ободренный, он быстро натянул майку и невольно прислушался к доносившимся из-за стены голосам. Черт, если он хоть что-то понимает, если правильно помнит, как звучали ссоры родителей, то это он – скандал. Nice! Этот урод ничего другого и не заслуживает.
Мысленно пожелав Чике получить по яйцам, Масамуне отправился на кухню.

Чика тупо уставился на захлопнувшуюся перед его носом дверь, не зная смеяться ему или ругаться самыми страшными словами. Или может пойти следом за Мори, пока тот глупостей не наделал? Разум говорил, что нужно исправлять все, пока еще сильнее не закрутилось, но…
Бляяять… Он, как чокнутый, пахал все эти дни, он вынужден был пересмотреть всю свою жизнь, причем не только прошедшую, но и еще не начавшуюся, он открылся перед Мори, позволил посмотреть под повязку, заглянуть ему в логово и душу. Он думал, что это нечто большее, чем способная разлететься из-за ревности на пустом месте, влюбленность.
Разве он заслужил десяток слов в оправдание? Черт, да ему и оправдываться было не в чем, он ведь тут, в конце концов!
- Пошел ты, Мори, - получилось неожиданно зло, - Почему всегда именно ты?
Почему они встречаются только тогда, когда ему угодно? Почему он надрывается, а Мори просто ждет? Почему Мори, сука, принцесса, а он не пойми кто, которого всегда можно заменить каким-то Ханбеем?!
- Да пошел ты… - еще раз выдохнул уже злой, как черт Чика, чувствуя, что ему нужно выпить. Вот прямо сейчас, хоть бы и пива.
Свет в коридоре не горел, а вот на кухне кто-то был. Гремел посудой, лил воду и шумно пил. Явно не кто-то из девчонок и не Мори. Или Мори?.. Сердце участило ритм, сейчас Чика, даже не смотря на злость, был готов простить что угодно. Пусть бы только попросил! Одно «извини» и, черт побери, он готов забыть обо всем!
Тесокабе, стараясь ступать максимально бесшумно, направился на кухню. Пусть это будет Мори. Пусть все еще можно вернуть. Сердце колотилось уже где-то в горле, когда он осторожно зашел на кухню.

Сердце молодого Тигра было готово выпрыгнуть из груди, осознание того, что он сделал, гнало его все дальше от домика. Выбежав на какую-то поляну, Санада, наконец, остановился и упал на колени, закрывая руками лицо. Было очень стыдно. Он теперь не мог себе представить, как сможет еще раз встретиться взглядами с Драконом. Ему казалось, что все потеряно, что ни о какой дружбе теперь и речи идти не может, что Масамуне его, должно быть, ненавидит…
- КСОООО!!! – не сдержавшись, выкрикнул Юкимура, ударяя кулаками по траве.
- Видимо, не одному мне захотелось освежиться.
Ледяной голос раздался прямо за спиной ученика Такеды, отчего тот подпрыгнул, разворачиваясь, и во все глаза уставился на кое-как одетого Мори Мотонари.
- Мори-сан, - Санада попытался подняться, привести себя в порядок, но замер, когда отличник опустился на траву рядом с ним.
- В какой стороне дорога, Юкимура-сан?
Санада неуверенно ткнул пальцем себе за спину, глядя на усталого парня, с ожерельем засосов на шее и растрепанными волосами.
- Что он с тобой сделал? – в ужасе прошептал Санада, не в силах оторвать взгляд от черных в свете луны пятен, - может стоит вызвать полицию?
Мотонари так растерялся, что даже не сдержал удивления. Потом проследил за взглядом младшеклассника и поспешил застегнуть рубашку.
- Не стоит. Я не хочу тревожить родителей. Меня заберет отсюда друг. Мне только нужно выйти на дорогу.
- Демон сеет только боль и разрушения… сначала Масамуне-кун, теперь ты, - Санада сжал кулаки, упираясь ими в колени, - хватит прощать ему это. Кто-то должен наказать его!
- Дате-сан? Что он с ним сделал? – и снова слишком много эмоций на лице. Демона, похоже, действительно стоило наказать.
- Ну, - Юкимура замялся, - я точно не знаю, но это очень сильно ранило его. Он был сам не свой… Но это точно связано с Тесокабе.
- Вот как… Куда это ты собрался, Юкимура-сан? - поинтересовался Мори, глядя на решительно поднявшегося Тигра.
- Я пойду и поговорю с Чикой…
- Ты думаешь, он послушает тебя? Если я ничего не смог сделать? - Мотонари удалось задавить порыв Санады ледяным тоном. Тот сразу сник и вздохнул так тяжело, что Мори ощутил, что, наверное, парнишке сейчас гораздо хуже, чем ему, - сделаешь одолжение? Заберешь мою сумку, как соберешься уезжать? Я не хочу возвращаться туда.
- Хорошо, Мори-сан… Я сделаю это. Хотя мне тоже тяжело туда возвращаться…
- Поссорился с Масамуне? – Нари ощутил себя чертовым психологом. Нашел время лезть в чужую душу, когда своя в бардаке. Юкимура же покраснел так, что видно было даже в темноте, - Вижу, между вами произошло что-то такое, о чем стыдно рассказать. Он пытался что-то сделать с тобой?
- Нет, - парень отвернулся, глядя в сторону и вниз, - это я…
- И он оттолкнул тебя?
- Да… Но… он первый…
Повисло неловкое молчание, и чтобы как-то заполнить паузу, Мори поднялся и оттряхнул колени.
- И что теперь? Собираешься прятаться? Пойди и спроси у него, что не так.
- Мори-сан…
Санада хотел сказать, что-то? но со стороны дома раздался резкий грохот и крики. Юкимура узнал голос Дате и ринулся к нему, Мори рванулся следом, услышав знакомое рычание.

Возле раковины стояла причина всех его несчастий – Дате Масамуне. И пофиг, что он никак не виноват в произошедшем. Нафиг этот малец сюда приперся, зная, что тут будет Демон? Еще захотел? Мало ему? Шлюха малолетняя.
Пацан ни за что не успел бы обернуться к бесшумно, будто большая белая акула, приблизившемуся Чике, если бы того не подвела бившая в спину лампа. Его тень нависла над Дате, полностью закрывая более низкого и мелкого Масамуне. Ему надо было бы метнуться в сторону, попытаться сбежать, но, черт побери, этот пацан не бегал ни от кого, если Чика его за что и уважал, то именно за это, но Датэ совершил ошибку – развернулся к нему лицом и попытался врезать.
- Привет, девочка, - он легко перехватил летящий в него кулак.

Руку из захвата вырвать не получалось, так что Масамуне решил перейти на грязные приемы, но чертов Чика только рассмеялся, втискивая бедро ему между ног и прижимая вторую руку к раковине.
Сейчас он чувствовал тебя мотыльком на булавке. Совершено беспомощный…
- Чего тебе надо, урод? - злобное шипение - это максимум, который он мог из себя выдавить. Ну, еще была возможность цапнуть Чику за нос заточенными зубами, но этот козырь он прибережет.
- Соскучился по тебе, ящерка, - улыбка у Чики сейчас была точно, как у акулы. Масамуне поймал себя на том, что, черт побери, боится. Не драки, от драки он бы и сам не отказался, но снова оказаться под Демоном, еще и зная, что Юкимура может вернутся в любой момент… Нет! Что угодно, но Санада его не увидит таким. Он снова задергался, пытаясь вырваться из стальных рук.

- Да не брыкайся ты! – вполне миролюбиво продолжил Тесокабе, - Знаешь, похоже, моя… подружка, порвала со мной. Не хочешь занять освободившееся место?
Лицо у пацана было что надо, он даже дергаться перестал, услышав такое предложение. Не то чтобы Чику вправду интересовала его задница, пускай в тот раз ему и понравилось, но сейчас куда больше хотелось отомстить Мори. Считает, что Чика готов трахаться с любым? Да как два пальца! Согласиться мальчишка или нет, забава в любом случае получится хорошая.
- Ну, так как? – Он рискнул отпустить руки ошарашенного Масамуне и подхватил парня под ягодицы. Мори всегда, когда он так делал, закидывал руки ему на шею и целовал. К черту Мори! - Хочешь, сделаем это еще разок? Тебе тогда, помнится, понравилось, - Чика прижался ближе, потираясь об парня пахом.

- Go to Hell! – Выплюнул Масамуне прямо в скалящееся лицо. Оскалился в ответ, впервые чувствуя себя настолько готовым к драке. Готовым на все. Он уступает Демону в силе, но зато кухонный нож сейчас упирается рукояткой именно ему в поясницу. Просит… Сталь в жизни не пившая крови, которой было просто не суждено попробовать ничего, кроме жиденького сока овощей, шептала ему о своих мечтах, - Я никогда тебе не позволю больше. Never...

Было что-то в его взгляде, заставившее Чику отодвинуться.
- Ну и черт с тобой, - Чике как-то резко вспомнилась виденная медкарта этого парня. С психом лучше не связываться, - Не больно-то хотелось, твоя задница наверняка уже не такая узенькая, нэ? Юкимура постарался или кто другой? Кстати, - сам черт тянул его сейчас за язык, - Может мне тогда поискать твоего дружка. Этот паренек с хвостиком выглядит точно как девчонка, может и дает так же?!

Юкимура! Масамуне едва не взвыл. Fuck! Получается, он теперь подставил Санаду? В голове билась мысль, что Чика не посмеет… При всех… Его Юкимуру… Тут же Саске и Маеда! Он не посмеет!
Тесокабе наконец-то отлип от него, позволяя двинуться, и ножик ткнулся на этот раз в бок. Сталь пела ему о единственном ударе, который лишил бы всех их проблем. Одним ударом.
Бил он, даже не целясь. Не соображая, что делает. Просто был рад вспыхнувшим в единственном глазе противника боли и страху. Счастлив был слышать его крик. На губу приземлились капельки крови, и он жадно слизнул их, чувствуя себя драконом. Снова.

@темы: Chousokabe motochika, Date masamune, Kasuga, Mouri motonari, Sanada yukimura, Sarutobi sasuke, Макси (от 7 000 слов и больше), Старшая школа Basara, Яой

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Basara Fanfiction

главная